Эсминцы Японии. Часть седьмая. Сравнение с одноклассниками – 2.

IJN Naganami (Yugumo-class), во время вступления в строй, 06.1942 г.

Мы продолжаем наше сравнение эскадренных миноносцев Японского Императорского флота периода ВМВ с их зарубежными одноклассниками. И сегодня мы поговорим о торпедном вооружении, мореходности и прочих характеристиках.

Торпеды.

Торпедное вооружение было очень мощным. 2 четырехтрубных торпедных аппарата тип 92 калибром 61-см, установленных в диаметральной плоскости (ДП) корабля. Следует отметить, что японцы никогда не практиковали бортовую установку торпедных аппаратов на эсминцах. Торпедные аппараты были прикрыты тонкими стальными щитами, защищавшими прислугу аппаратов, прицелы и механизмы от непогоды, взрывной волны и мелких осколков.

Уникальной особенностью японских эсминцев было наличие механизированных систем быстрой перезарядки торпедных аппаратов, в виде стеллажей с роликовыми направляющими и цепным приводом, в которых находилось восемь запасных торпед, помимо восьми торпед в аппаратах. В литературе автору встречались данные (неподтвержденные), что перезарядка одной торпеды осуществлялась за 29 (двадцать девять!) секунд. А перезарядка всех 8 торпед от начала до конца занимала 25-30 минут.

Подобного устройства не имели никакие другие эсминцы мира. Наличие на некоторых типах иностранных эсминцев запасных торпед не уравнивало их с японскими кораблями, т.к. аппараты могли перезаряжаться только вручную, с торпедопогрузочных тележек или при помощи кран-балок, что требовало значительного времени и могло быть выполнено только на малом волнении, а желательно вообще на закрытом от ветра и волн рейде.

 

Рисунок и схема, описывающие устройство японского “ноу-хау” – устройства для быстрой перезарядки торпед

(Редкие изображения. Автор “обыскался” изображений этого самого устройства. Попробуйте еще найдите их в литературе…)

 

Задача увеличения мощности торпедного оружия эскадренных миноносцев постоянно ставилась перед инженерами-кораблестроителями командованием всех без исключения военных флотов, но самое эффективное решение нашли только японцы. Самым простым решением было увеличение числа торпедных труб путем увеличения числа торпедных аппаратов на корабле, но это решение наталкивается на ряд трудностей.

С тактической точки зрения, наиболее выгодна установка всех торпедных аппаратов в ДП корабля, но установка более чем трех аппаратов в ДП сравнительно небольших, порядка 100 м длины, кораблей была затруднена и усиление торпедного вооружения таким способом упирается в естественный предел. В условиях же ограничений тоннажа отдельной боевой единицы и это решение стало невозможным. Только американцы попытались установить три аппарата в ДП на лидерах типа «Somers», но опыт оказался неудачным, и средний аппарат пришлось быстро снять из-за общей перегрузки и неудобства в использовании. Построенный позднее «Симакадзе» с тремя ТА в ДП был существенно крупнее по водоизмещению, но на нем японцам пришлось отказаться от устройств быстрой перезарядки. Итого, на типах «Кагеро» и «Югумо» – 16 торпед, 8 в аппаратах и 8 в устройствах перезарядки, а на «Симаказе» – «всего» 15, но зато все в аппаратах.

Вторым способом была побортная установка торпедных аппаратов, которая в период между мировыми войнами широко практиковалась в американском и французском флотах. Это, конечно, увеличивало мощь торпедного вооружения кораблей, но слишком нерациональным образом.

Теоретически, эсминец с бортовым расположением торпедных аппаратов может произвести полный торпедный залп с одного борта, затем описать циркуляцию и произвести повторный полный залп из аппаратов противоположного борта по той же цели или выполнить атаку по другой цели. Практически же, в первом случае, за время циркуляции, как сам стреляющий корабль, так и его цель (если она не поражена первым залпом) успеют сместиться относительно позиции первого залпа, что заставит заново вырабатывать данные для стрельбы (решать торпедный треугольник), при этом не исключено (особенно, при атаке на встречных курсах), что цель окажется на невыгодном курсовом угле, что вообще исключит возможность попадания, и эсминцу придётся заново занимать позицию для стрельбы. В случае же атаки следующей цели, командиру корабля придется занимать позицию для стрельбы строго определенным бортом, что может сильно затруднить маневрирование корабля и/или вообще сорвать атаку. Следует отметить, что американцы надеялись, что развитие гироскопических приборов позволит их эсминцам с бортовым расположением торпедных аппаратов производить единый массированный залп одновременно из аппаратов обоих бортов, по одной цели. Но это оказалось утопией.

Японские же эсминцы, благодаря наличию систем быстрой перезарядки, имели возможность произвести полный бортовой торпедный залп, перезарядить аппараты и произвести повторный залп на любой борт, что, безусловно, облегчало боевое маневрирование.

Наконец, следует учитывать, что габариты и вес системы быстрой перезарядки были меньше чем торпедного аппарата на соответствующее количество торпед, что существенно для сравнительно небольшого корабля, каковым является эскадренный миноносец.

Особо следует отметить применение на японских эсминцах 61-см кислородных торпед. Переход на кислородный двигатель резко поднял энерговооруженность торпеды, что позволило достичь огромной для этого оружия дальности стрельбы без снижения скорости хода. Разумеется, эсминцу было очень затруднительно реализовать полную дальность торпеды тип 93 из-за сравнительно невысоко расположенных постов управления торпедной стрельбой, но второе преимущество – резко возросшая масса боевого заряда, никуда не исчезло. Наконец, кислородный двигатель дает торпеде еще одно преимущество – практически полное отсутствие следа, что особенно ценно в ночных атаках.

 

USS DD-373 Shaw (Mahan-class), довоенное фото и в 1942 г.

Обратите внимание на расположение ТА “треугольником” и замену 127-мм/38 орудия №3 на 4-х ствольный 28-мм автомат “Чикагское пианино” уже в начале войны.

 

Вооружение ПЛО.

Противолодочное вооружение включало один бомбомет тип 94, с возможностью стрельбы на оба борта, и 6 бортовых бомбосбрасывателей, с общим боекомплектом 18 глубинных бомб. Средства освещения подводной обстановки стандартно были представлены одним гидролокатором тип 93 и одним шумопеленгатором (гидрофоном) тип 93.

На момент постройки противолодочное вооружение японских эсминцев не уступало таковому у любого иностранного эсминца. Расхожее «мнение» о том, что командование японского флота пожертвовало на своих эсминцах «эскортными» возможностями в пользу «ударных» является очередным мифом.

Например, для эсминцев британского флота предназначенных для действий в составе основных сил флота считалось достаточным количество глубинных бомб 20 штук. Американские эсминцы имели с постройки вообще только по 10-14 ГБ. Резкое усиление противолодочного вооружения (установка дополнительных бомбометов и увеличение числа глубинных бомб) началось на британских и американских эсминцах уже после начала Второй мировой войны, но то же самое можно сказать и о японских эсминцах.

Низкая результативность противолодочных действий японских эсминцев во время войны объясняется все тем же мифом об их «плохой приспособленности к эскортной службе», но при этом в исторической литературе почему-то никогда не учитывается тот факт, что низкая результативность противолодочных действий японских эсминцев относится к периоду 1944-45 гг., а вот в начале войны «неприспособленные к эскортной службе» японские эсминцы вполне успешно обороняли от подводных лодок себя, свои тяжелые корабли и транспорты. Попыток объяснить это противоречие не делается, а между тем решающая причина лежит на поверхности и заключается в уменьшении численности японских эсминцев и резком увеличении численности американских подводных лодок. Большое число американских ПЛ увеличивало вероятность встречи с ними соединений боевых кораблей и конвоев, а малая численность японских эсминцев не позволяла обеспечить надежную ПЛО ордеров.

Чуть ли не единственная попытка здраво оценить этот аспект боевой деятельности японских эсминцев была сделана в справочнике Ю.В. Апалькова и П.П. Васильева «Боевые корабли японского флота. Эсминцы и миноносцы. 10.1918 – 8.1945 гг. Часть I». «Дальнейшее перечисление примеров борьбы японских эсминцев с лодками противника не имеет смысла. Важнее другое – японские тяжелые корабли и конвои постоянно находились под их эскортом и вплоть до 1944 г. так или иначе удавалось обеспечить безопасность охраняемых соединений. Однако только в одном 1944 г. американские лодки потопили 18 авианосцев, линкоров и крейсеров. Столь большое число потерь объясняется сокращением числа эсминцев притом, что мощь подводных сил союзников постоянно росла».

Знаменитая атака американских подводных лодок 1-го Оперативного Флота в сражении у Марианских островов, окончившаяся потоплением «Тайхо» и «Секаку», часто приводится в пример, но при этом почему-то никогда не указывается, что ордер группы «А» в составе трех авианосцев и трех крейсеров охраняло всего 7 эсминцев, из которых 3 занимались обеспечением полетов палубной авиации. Между тем, для времен Второй мировой войны, существовало эмпирическое правило, что для надежного противолодочного охранения требовалось в среднем не менее 2,15 эскортных корабля на каждый охраняемый корабль.

 

HMAS Nepal и HMAS Nizam, в 1944 г.

К началу ВМВ эсминцы типа N были самыми современными кораблями этого класса в Английском флоте.

Корабли были временно переданы в состав флота Австралии.

Обратите внимание на замену ТА №2 на Nizam на дополнительное 102-мм (4″) зенитное орудие.

 

Мореходность.

Мореходность японских эсминцев заслуживает самой лучшей оценки. Северная часть Тихого океана очень суровый (особенно в зимнее время) район. Равно, как и его западная и северо-западная часть (включая окраинные моря – Южно-Китайское, Восточно-Китайское, Филиппинское, Желтое и Японское) в сезон тайфунов. Если кто-то полагает, что в Атлантике погодные условия хуже, то это мнение ошибочно.

Самым лучшим примером является «Дай ен кантай дзикэн» – Инцидент с 4-м флотом. 26.09.1935 г. две эскадры японских эсминцев прошли рядом с центром тайфуна. Почти все корабли получили те или иные повреждения, а эсминцам «Хацуюки» и «Югири» оторвало носовые оконечности по мостик (!). Тем не менее, оба корабля, несмотря на тяжелейшие повреждения, удержались на плаву. Поскольку яснее ясного, что с отрывом носовых оконечностей у этих двух кораблей тайфун не прекратился, как по мановению волшебной палочки, а продолжал бушевать еще многие часы, то спасение кораблей в этих условиях неоспоримо свидетельствует о высокой морской выучке командиров и экипажей, а также о хорошем, в целом, качестве постройки. Это следует сравнить с гибелью в тайфун трех американских эсминцев «Hull», «Monaghan» (типа «Farragut») и «Spens» (новейшего типа «Fletcher») в Филиппинском море 18.12.1944 г. В отличие от японских кораблей, американские корабли не переламывались (что говорит о прочности конструкции), а заливаемые большими волнами постепенно потеряли остойчивость и опрокинулись, что с точки зрения мореходности еще хуже. Да, можно возразить, что поскольку в этом тайфуне погибли только три из всех в него попавших американских эсминцев, хотя было еще много поврежденных в той или иной степени, то дело не в конструктивных недостатках типа, а именно в данных конкретных кораблях. Ошибка командира, заклиненный руль или особо неудачное стечение обстоятельств. Но если рассуждать так, то и оценка всех японских эсминцев по аварии (не гибели!) «Хацуюки» и «Югири» еще менее правомерна. Впрочем, как хорошо известно, двойной стандарт это нормальная англосаксонская практика.

Интересно было бы детально сравнить эти два случая, но если «Инцидент с 4-м флотом» дотошные и честные японцы расписали во всех подробностях, включая взаимную прокладку курсов кораблей и тайфуна позволяющую оценить ситуацию, то «Инцидент с 3-м флотом» описан не в пример более скудно. Например, весьма объемный, но при этом удивительно пустой, труд Т. Роско в данном вопросе изобилует упоминаниями про героизм американских моряков и их молитвы богу, но содержит только обрывочные навигационные и метеорологические данные не позволяющие оценить картину в целом.

Англо-саксонские источники и их отечественные переписчики всячески подчеркивали плохие мореходные качества и прочность корпусов японских кораблей, но при этом неизменно «забывали», что все примеры этого относятся к кораблям «договорной эпохи», когда японцы, поставленные Вашингтонским и Лондонским договорами (т.е. теми же англосаксами) в заведомо проигрышное положение, отчаянно пытались «втиснуть» максимально возможную огневую мощь в ограниченный тоннаж. После «Инцидента с 4-м флотом» командованию стало окончательно ясно, что чудес не бывает (о чем японские кораблестроители предупреждали с самого начала) и уже построенные корабли прошли необходимые модернизации корпусов (разумеется, увеличившие их водоизмещение, но японцы уже твердо решили сбросить эту удавку), а вновь строящиеся с самого начала не имели пороков в конструкции. С этого времени никаких нареканий на мореходные качества японских крейсеров и эсминцев не отмечается.

Отдельно следует упомянуть о строительной перегрузке японских эсминцев, которая неизменно упоминается в контексте «плохой мореходности» и «слабости корпусов» японских кораблей. Если говорить конкретно об эсминцах, то заведомо слабые и перегруженные корпуса имели эсминцы «специального» типа и особенно первые «договорные» эсминцы (первые четыре корабля типа «Хацухару»). Что же касается японских эсминцев последующих типов, то на типе «Сирацую» основные недостатки предыдущих проектов, в части касающейся прочности корпусов и остойчивости, были исправлены, на типе «Асасио» было восстановлено число стволов ГК до уровня «специального» типа, а типы «Кагеро» и «Югумо» проектировались уже без ограничения тоннажа, т.е. при их проектировании конструкторы руководствовались только целесообразностью, исходя из ТТЗ на проектирование (оговоренный состав вооружения, скорость и дальность).

Стоит, однако, заметить, что строительная перегрузка вовсе не была «прерогативой» исключительно японских кораблей. Это явление было достаточно распространено в мировом военном кораблестроении в 30-е годы, т.е. в период действия искусственных ограничений на тоннаж боевых кораблей основных классов. Его не избежали и разрекламированные, как средоточие всего самого суперского, что только было в военном кораблестроении, американцы. Первыми жертвами строительной перегрузки стали лидеры типа «Somers», которые в ходе службы пришлось частично разоружать. Что характерно – урок не пошел впрок и американские кораблестроители продолжали пытаться «запихнуть» сильное вооружение в ограниченные по тоннажу корпуса. С неизменным, впрочем, результатом, что наиболее ярко проявилось на примере эсминцев типа «Sims».

Эта цитата настолько прекрасна, что стоит привести ее целиком: «When the first units were completed, they were found to be seriously overweight and top-heavy, due to a number of reasons, despite the beam having been increased by 6 inches over that of Benham. This over-weight condition (nearly 120 tons) had to be remedied by drastic measures, including the removal of one of the beam tube banks and remounting the other on the centre-line deck-house. This did have the advantage of better shelter from heavy seas, however. The tall searchlight tower on the after shelter deck was removed and the two heavy motor-boat relocated lower down on the main deck in place of the beam tubes. … Finally, the splinter protection to bridge and director was removed and 60 tons of fixed ballast added». Попутно «исчезли» и 4 запасные торпеды.

При этом довольно забавно читать комментарии авторитетного Н. Фридмана к этому более чем полуторакратному с учетом запасных торпед снижению мощи торпедного оружия корабля: «One of the two quadruple TT in the waist was eliminated, and the other moved to the centerline atop a new deckhouse; the broadside remained the same, …» – Если важен только бортовой залп, то зачем изначально вообще возились с бортовыми аппаратами?

«An advantage of the new arrangement was that the after TT cold now be used in more severe weather than before». – Это безусловно так, но тут же хочется спросить: «А что проблемы использования в свежую погоду торпедных аппаратов, установленных на шкафуте, стали известны лишь на «Симсах»? А вся та куча предшествующих американских эсминцев с бортовым расположением аппаратов (включая сотни «флешдекеров») что же ничего такого не показала? Впрочем, делать хорошую мину при плохой игре англосаксы большие мастера, этого не отнять.

И еще о предпочтительности размещения торпедных аппаратов на эсминце: «The popularity of centerline torpedo mounts grew as crews began to experience trouble with the heavy quadruple wing mounts, too close to the corrosive effects of the sea» – Ага, пару десятков лет бортовые аппараты коррозии не знали, а тут вдруг внезапно закорродировали? Не иначе море резко посолонело.

Во время войны японские эсминцы действовали в самых разных погодных условиях. Корабли попадали и в шторма и в тайфуны, причём гораздо чаще, чем американцы, потому что зона, в которой господствовал японский флот вплоть до лета-осени 1944 г. и есть главный очаг зарождения, развития и движения тайфунов на Тихом океане (Филиппинское, Южно-Китайское, Восточно-Китайское, Желтое и Японское моря). Напротив, в западной (американское побережье) и центральной (Гавайские острова) частях Тихого океана тайфунов не бывает вовсе (хотя сильные шторма случаются по всей акватории океана). На Дальнем Востоке в среднем за год бывает 20 тайфунов, тогда как, например, в районе Антильских островов всего 3. Второй очаг зарождения тропических циклонов на Тихом океане это район островов Самоа и Новых Гебрид, но там их бывает меньше и направление их движения быстро выводит их в южном направлении, в пустынную часть океана.

За все время Второй Мировой войны мне неизвестно ни одного случая гибели или тяжелой аварии японского эсминца в штормовом море. Не отмечено также случаев серьезного повреждения корпусных конструкций (смытые вентиляционные грибки и шлюпки возможно и были, но это не в счет). Напротив, американский флот потерял четыре корабля – больше всех. Итальянский (два корабля) и советский (один корабль) флоты также имеют случаи гибели эсминцев в шторм. Британский флот имеет четыре случая выбрасывания эсминцев штормом на берег. В двух из них корабли погибли, правда, один из них был постройки Первой мировой войны (HMS «Sturdy», 905 т). В двух других случаях корабли впоследствии были сняты с берега и спасены.

Что до прочности корпусов британских кораблей, то: «Во время походов в штормовом море зимой 1939/40 г. стали расходиться листы обшивки, появились трещины в палубе полубака, что потребовало работ по усилению корпуса. В частности, киль был укреплен дополнительными накладками толщиной до 12,7 мм, стрингеры – 9,5-11,5-мм листами, а пояс обшивки находящийся непосредственно под ширстреком, – 6,3-7,6-мм полосами. Принятые меры позволили уменьшить напряжение примерно на 50 кг/см2» (С. Патянин «Эсминцы типа «Трайбл»). Но, разумеется, ни малейшей критики в адрес британских кораблестроителей нет. Сухая констатация факта – корабли трескались на волне, так ведь это обычное дело. Подкрепили набор и обшивку, да и решили проблему.

Германский флот имеет случаи повреждения корпусов (трещины, гофры и т.п. набора и обшивки). По французским эсминцам данных у автора нет, но они не часто выходили из баз. Был потерян по навигационным причинам ЭМ «Leopard», который сел на камни и погиб, но обстоятельства катастрофы достоверно автору неизвестны.

Исходя из вышеизложенного, мореходность японских эсминцев следует оценить, как наилучшую в своем классе.

 

USS DD-402 Mayrant (Benham-class) довоенное фото и в 1944 г.

2 кормовых бортовых ТА сняты и заменены на спаренные 40-мм Бофорсы (Бортовой залп – всего 4 торпеды).

Кормовые открытые 127-мм/38 установки заменены на закрытые.

 

Дальность плавания.

Дальность плавания японских эсминцев, в общем, соответствовала предполагаемому театру военных действий (ТВД) – норд-вестовой четверти Тихого океана и оборонительной предвоенной доктрине японского флота. Энергетические установки японских эсминцев неуклонно совершенствовались от типа к типу. Так эсминцы типа «Асасио» проектировавшиеся на достижение дальности плавания 3800 миль 18-узловым ходом, показали на службе дальность плавания до 5000 миль на 18 узлах. А ЭМ «Исокадзе» типа «Кагеро» показал на контрольном пробеге между Японскими островами и подмандатными островами Тихого океана, в январе 1941 г., дальность плавания 6000 миль на скорости 18 узлов, притом, что проектировался только на 5000 (!).

Однако в исторической литературе стойко держится миф о «плохом качестве и низкой экономичности японских паровых котлов».

Проектная дальность плавания эсминцев трех выбранных типов составляла (в скобках – фактическая): «Асасио» – 3800 (5000)/18 (мили/узлы), «Кагеро» – 5000 (6000)/18, «Югумо» – 5000 (6000)/18 миль.

Если сравнить дальность плавания японских эсминцев с современниками из других стран, то картина будет следующей:

Великобритания: тип «Н» – 5530/15, тип «J» – 5500/15, тип «M» – 5500/15.

Германия: тип 1936 (Z-17) – 2020/19.

Италия: тип «Alfredo Oriani» – 2190/18. тип «Soldati» – 2200/20.

США: тип «Bagley» – 6940/12, 4360/20 (при D 2200 Т), тип «Sims» – 5640/12, 3660/20 (при D 2350 Т), тип «Fletcher» – 4900/12, 4490/15, 3480/20 (при D 2850 Т) (фактическая дальность плавания, измеренная во время войны, притом, что проектная дальность плавания этого типа составляла 6500/15).

СССР: проект 7 – 2640/19,83, проект 7У – 1380/20,17.

Франция: тип «Le Hardi» – 2760/20.

Из этого видно, японские эсминцы имеют наибольшую дальность плавания, превосходя даже хваленых «британцев» и только некоторые американские эсминцы могут «обойти» их, но на пониженных ходах. Интересно отметить, что дальность плавания всех американских эсминцев постройки 30-х гг., до типа «Fletcher», рассчитывалась исходя из экономической скорости всего 12 узлов. Эта скорость была принята как достаточная для сопровождения линейного флота, который имел 10-12-узловый экономический ход. На этой скорости американские эсминцы действительно имели впечатляющую для этого класса кораблей дальность плавания. Однако, при действиях на повышенных ходах – а именно на них пришлось перейти по опыту войны – дальность плавания американских кораблей заметно падала и начинала уступать японским эсминцам. Следует подчеркнуть дальновидность японских адмиралов принявших повышенную, 18-узловую скорость экономического хода для своих эскадренных миноносцев еще с середины 30-х гг.

 

Живучесть.

Живучесть японских эскадренных миноносцев находится, в общем, на уровне сопоставимых по тоннажу кораблей других стран. Попадание одной торпеды калибра 53-см не обязательно приводило к гибели корабля.

Эсминец Regia Marina (ВМС Италии) Carabiniere (тип Soldati), послевоенное фото.

Обратите внимание на замену комового ТА (пространство перед надстройкой под комовую АУ) на площадку с зенитными автоматами.

 

Величина и стоимость.

Водоизмещение эсминцев было следующим:

тип «Асасио»: Dst 1961 Т; Dtr 2400 т; Dfl 2636 т

тип «Кагеро»: Dst 2033 Т; Dtr 2524 т; Dfl 2781 т

тип «Югумо»: Dst 2077 Т; Dtr 2543 т; Dfl 2796 т

Для сравнения можно привести водоизмещение эскадренных миноносцев других стран.

Великобритания:

тип «Н»: Dst 1340 Т; Dfl 1889 т

тип «J»: Dst 1760 Т; Dfl 2367 т

тип «M»: Dst 1920 T; Dfl 2769 т

Германия:

тип 1936 (Z-17): Dst 2411; Dfl 3415

Италия:

тип «Alfredo Oriani»: Dst 1675; Dfl 2254

тип «Soldati»: Dst 1830; Dfl 2460

США:

тип «Bagley»: Dst 1624 Т; Dnorm 2025 T; Dfl 2245 T

тип «Sims»: Dst 17859 Т; Dnorm 2117 T; Dfl 2293 T

тип «Fletcher»: Dst 2277 Т; Dnorm 2871 T; Dfl >3000 T (во время войны)

СССР:

пр.7 Dst 1855 т; Dnorm 2125т; Dfl 2400 т

пр.7У Dst 1854 т; Dnorm 2129 т; Dfl 2404 т

Франция:

тип «Le Hardy» Dst 1772 Т; Dfl 2577 т

Из этого видно, что японские эсминцы не самые крупные в своем классе. Они уступают германским и последним американским («Fletcher») эсминцам, примерно на одном уровне находятся с британскими эсминцами типа «M», а прочих незначительно превосходят.

 

Примечание.

Данные о тоннаже и дальности плавания кораблей взяты согласно:

японских: Итто: кутикукан ё:рё:сё;

американских: N. Friedman, The U.S. destroyer;

британских, германских, итальянских и французских кораблей: Whitley M.J., Destroyers of World War Two;

советских: из выпусков «Морской коллекции» по эсминцам пр.пр. 7 и 7У.

Dst – стандартное водоизмещение;

Dtr – водоизмещение на испытаниях (японский термин, обозначающий водоизмещение полностью снаряженного корабля с 2/3 запаса, топлива, смазочных материалов и котельной воды);

Dnorm – нормальное водоизмещение на испытаниях (в советском флоте данный термин обозначает водоизмещение полностью снаряженного корабля с половинным запасом, топлива, смазочных материалов и котельной воды; в американском – водоизмещение полностью снаряженного корабля с 2/3 всех переменных грузов, за исключением боезапаса, т.е. практически аналог японского «водоизмещения на испытаниях»);

Dfl – полное водоизмещение;

T – водоизмещение в английских тоннах;

т – водоизмещение в метрических тоннах (если буква не приведена, то это означает, что автору не известно, в каких тоннах данное водоизмещение).

 

Стоимость постройки эсминца типа «Югумо» 10 600 000 иен, что по курсу 1939 г. равняется примерно 2 754 000 долларам США.

Для сравнения можно привести стоимость эскадренных миноносцев других стран:

Великобритания:

тип «L» около 2 500 000 долларов США (расчетная цена, т.к. в оригинале она дана без стоимости вооружения, которую пришлось угадывать, так что возможно корабль стоит дороже)

Германия:

тип 1936A (Z-23) – 13 175 000 рейхсмарок (около 5 270 000 долларов США)

США:

тип «Gridley» – 3 400 000 – 3 750 000 долларов

тип «Sims» – 5 500 000 долларов

тип «Fletcher» – 7 000 000 долларов (по менее достоверным данным – 11 086 000 долларов)

СССР:

пр. 7 – 12 000 000 рублей сметная, свыше 20 000 000 фактическая (около 3 780 000 долларов США).

USS DD-422 Mayo (Benson-class), 1944 г.

Кормовой ТА снят, установлена площадка с 4 20-мм Эрликонами.

Вместо 127-мм/38 орудия №3 установлены 2 спаренных 40-мм Бофорса.

 

Обитаемость.

Офицерские каюты и кубрики личного состава на японских эсминцах размещались на верхней и нижней палубе в носовой и на нижней палубе в кормовой части кораблей. Каюты командира корабля и запасная каюта (для командира дивизиона) размещались в носовой надстройке. Естественное освещение и вентиляция – через бортовые иллюминаторы.

Пища для экипажа готовилась на двух камбузах – офицерском и команды. Офицеры и мичманы принимали пищу в кают-компаниях, старшины и матросы – в кубриках (бачковая система).

На эсминцах имелся лазарет и бани для офицеров и команды. Для хранения скоропортящихся продуктов имелись рефрижераторные камеры.

Таким образом, обитаемость японских эсминцев, как минимум, находится на общем уровне с обитаемостью эсминцев всех прочих стран. Однако, мифы об «ужасной обитаемости» японских кораблей, а особенно эсминцев, где де «не было кубриков и камбузов, матросы спали прямо на верхней палубе, а рис и чай варили в полевых кухнях, установленных на ней же», периодически продолжают всплывать.

 

По эксплуатационной надежности японских эсминцев ничего порочащего проект нет. С энергетической установкой (ЭУ) затруднений не возникало никогда, оружие и технические средства также действовали исправно.

Следует указать, что на эскадренном миноносце «Асасио» (головном корабле своего типа) в начале его службы обнаружилось отрывание лопаток турбин среднего давления, а также в лопатках появлялись трещины. Причиной оказалась резонансная вибрация второго ряда лопаток. Требующиеся ремонтные работы завершились успехом, после чего при дальнейшей службе, в том числе и в условиях фактических боевых действий, проблем с ЭУ на кораблях этого типа не возникало.

Заметим, что разрушение лопаток турбин наблюдалось, например, и у британских ЭМ типа «Трайбл», что потребовало соответствующих ремонтных работ уже после начала Второй мировой войны.

 

Модернизации японских эсминцев, проходившие во время войны, были, в общем, аналогичны модернизациям эсминцев прочих стран. Усиливалась МЗА и противолодочное вооружение, устанавливалось радиотехническое вооружение и противопульная защита ходовых мостиков, частично ослаблялось торпедное вооружение (снимались запасные торпеды).

 

Заключение.

Японские эсминцы, созданные перед Второй мировой войной, были великолепными боевыми кораблями своего класса.

Рационально спроектированные, качественно построенные, отлично вооруженные корабли, с прекрасной мореходностью и дальностью плавания это были настоящие океанские эсминцы океанского флота. По совокупности характеристик они превосходили всех своих современников, наглядно демонстрируя тот высокий уровень военного кораблестроения, которого достигла Япония к концу 30-х годов XX века.

 

А что в литературе?

Для полноты картины, представляется целесообразным проанализировать «традиционные» оценки японских эсминцев, в отечественных военно-исторических работах, чтобы оценить типичные для них черты.

Рассмотрим их на примере книги А.В. Платонова «Советские миноносцы».

Что характерно, что едва в книге, в целом, вполне профессионально и грамотно написанной, заходит речь о японских кораблях, как начинается странное. Информация, приводимая о японских кораблях зачастую неверна, но это еще полбеды. Ведь по «традиции», тянущейся еще с русско-японской войны, в отечественном флоте всегда имели весьма смутное представление о флоте японском, включая сюда точные характеристики японских кораблей и их боевые возможности. С тех пор ничего не изменилось. Как написал сам автор: «По этой причине советские специалисты могли лишь оценить чисто внешние элементы, например, 127-мм двухорудийные башни главного калибра и три трехтрубных торпедных аппарата калибром 610-мм». Вот так, давно закончилась Вторая мировая война и рассекречены японские документы, а специалисты отечественные до сих пор способны оценивать лишь чисто внешние элементы японских боевых кораблей.

Но самое интересное начинается при оценках – советского офицера просто воротит от необходимости признания за японцами технических достижений, поэтому они сопровождаются комментариями, наполненными неверной информацией (будем верить, что непреднамеренно) и подтасовками, призванными «доказать» ошибочность, или по крайней мере, не оптимальность японских решений. Или можно просто о них «забыть». Теперь подробнее.

Часть 1. с. 42-43. «Справедливости ради надо отметить, что в середине 20-х годов приступили к созданию эсминцев нового поколения в Японии. Их первенцы типа Fubuki наверное в то время являлись, по крайней мере по формальным признакам, самыми мощными кораблями своего класса. Но тогда же японцы «ушли в подполье», фактически перекрыв все каналы достоверной информации о своих кораблестроительных программах и тем более о новых проектах кораблей…». Можно подумать, что японцы должны были оповещать об этом весь мир. Трудно поверить, что автору, офицеру советского флота, незнакомы понятия государственная и военная тайна. «…По этой причине советские специалисты могли лишь оценить чисто внешние элементы, например, 127-мм двухорудийные башни главного калибра и три трехтрубных торпедных аппарата калибром 610-мм. Впрочем, по своим размерам эти корабли больше соответствовали европейскому понятию «лидер».

Однако, на с. 27-28 автор вполне убедительно объясняет, что в европейских флотах понятие «лидер» вовсе не было связано с размерами корабля. «Наибольшее влияние на советских конструкторов, при разработке общей компоновки лидера пр. 1 оказали британские и итальянские корабли. Собственно к концу 20-х годов только они, да еще французские типа Jaguar числились в отечественных справочниках лидерами…». Японские «Фубуки», стало быть – не числились. «…При этом надо понимать, что итальянские корабли типа Navigatori, с которыми имела возможность ознакомиться советская военно-морская делегация работавшая в Италии в 1930 г., лидерами считали только мы. Сами итальянцы называли их Esploratori, т.е. – разведчик. … После ввода в строй все 12 единиц этого проекта свели в однородные соединения и в качестве лидеров эсминцев они использовались только эпизодически. Кстати в 1938 г. корабли типа Navigatori переклассифицировали в эсминцы со всеми вытекающими последствиями по их боевому применению. Нечто подобное произошло с французскими лидерами, которые официально числились Contre-Torpilleura, то есть контр-миноносцами, в чем и состоял замысел их создания и применения. В качестве флагманских кораблей соединений эсминцев они не выступали. Более того, их соединения сами одно время имели в качестве лидеров крейсера».

Итого, действительно сопоставимые по размерениям и тоннажу с «Фубуки» итальянские Navigatori и, превосходящие его по тоннажу французские Contre-torpilleurs – не лидеры, зато несколько меньшие по тоннажу британские Exmouth, Faulknor, Grenville, Hardy, Inglefield – лидеры самые настоящие. Зачем тогда эта неуклюжая попытка назвать японские эсминцы «лидерами»? Что бы вывести советские ЭМ пр.7 из сравнения с ними? И не показать тем самым ущербность «семерок» на фоне японских кораблей и не поставить под сомнение утверждение, что де «случайно или нет, но советские специалисты за прототип нового отечественного эсминца взяли лучшее из того, что реально имелось в мире на 1932 г. »? Получается, что так. Реально советские специалисты перед войной взяли лишь то, что им позволили взять. А позволили только их итальянские «друзья», а прочие – не позволили. Например, советские специалисты засматривались на американские 127-мм универсальные орудия Mk12 и новые системы управления зенитным огнем, но получили от ворот поворот.

с. 52-53. «В конце 1939 г. стали вступать в строй последние предвоенные эсминцы типа Kagero. При стандартном водоизмещении чуть больше 2000 т и полном – 2500 т, они развивали 35,5 узла и имели дальность плавания 5000 миль 18-узловым ходом. Их вооружение состояло из трех 127-мм двухорудийных башен, четырех 25-мм зенитных автоматов и двух четырехтрубных 610-мм торпедных аппаратов. Здесь все требует комментариев». Действительно – здесь все требует комментариев. Вот и прокомментируем.

«Например, орудия главного калибра имели максимальный угол возвышения 55°, в то время как на кораблях предыдущего типа – 75°» – Это неверно. На кораблях предыдущего типа – а им был тип «Асасио» – стояли те же самые АУ модель C (Цэ), с углом возвышения 55°. Налицо полнейшее незнание линии развития японских эсминцев и их артиллерийского вооружения.

Угол возвышения 75° имели 12,7-см орудия в: двухорудийных АУ модель B (до модернизации), устанавливавшихся на II, IIA и III группах эсминцев «специального» типа и первых 3-х миноносцах типа «Тидори», двухорудийных АУ модель B, модификация 2 (до модернизации), устанавливавшихся на первых 4-х эсминцах типа «Хацухару», и одноорудийных АУ модель A (до модернизации), устанавливавшихся на первых 3-х миноносцах типа «Тидори».

Но между этими кораблями и эсминцами типа «Кагеро» было еще 3 (три) типа эсминцев – тип «Ариаке» (2 последних корабля типа «Хацухару», выделяемые японцами в отдельный подтип, а иногда даже в отдельный тип), тип «Сирацую» (10 ед. в двух подтипах) и, собственно, тип «Асасио» (10 ед.). Стоявшие на вооружении кораблей этих типов артиллерийские установки модель B, модификация 3, и модель C все имели угол возвышения 55°.

«У японцев получилось, что угол возвышения 75° усложнил и утяжелил установку, а зенитной ее не сделал. Поэтому на последующих кораблях с целью повышения надежности и скорострельности пошли на уменьшение угла возвышения» – японские авторы комментируют снижение угла возвышения у двухорудийных АУ модель B, модель B, модификация 2 и одноорудийных АУ модель A, при их модернизации, с 75 до 55° (как и принятие на вооружение следующих моделей 12,7-см АУ с таким же углом возвышения) несколько иначе: большой угол возвышения усложнил механизмы ВН и их надежность снизилась, вот для ее повышения угол возвышения орудий и был уменьшен (для сравнения можно указать, что сходная проблема возникла в ходе эксплуатации двухорудийных башен 20,3-см орудий с углом возвышения 70° на первых 3-х крейсерах типа «Такао», в силу чего для 4-го крейсера (а также для крейсеров последующих типов «Могами» и «Тоне») угол возвышения орудий ГК в башнях был уменьшен до тех же 55°. А о проблемах со скорострельностью не говорится ничего.

«Правда, попадание не самонаводящейся торпедой на столь больших дистанциях само по себе дело проблематичное. А тут еще ошибки удержания торпеды на заданном курсе». Не отрицая указанных проблем, заметим, что как показала боевая практика – японцы вполне попадали торпедами на больших дистанциях. Для сравнения, можно заметить, что советские миноносники не попадали и на дистанциях гораздо более близких. Собственно, они не попадали вообще. То есть совсем. Два случая применения торпед советскими эсминцами за всю Великую Отечественную войну, и оба – без результата.

«Например, 610-мм торпеда на дистанции 40 км могла отклониться от точки прицеливания на 1500 м. Поскольку кораблей такой длины не существовало, то попадание в цель на такой дистанции просто случайность». Тем самым автор намекает, что японские теоретики дураки, и не могли додуматься до столь простых выводов, а также собирались стрелять по одиночной цели одиночными торпедами. Но это не так. Фактически торпедная стрельба на таких дистанциях предполагалась залповой по колонне американских линкоров, где отклонение одной торпеды от точки прицеливания – определенного корабля в колонне – могло привести к ее попаданию в другой корабль колонны.

«Для сравнения у 533-мм торпеды ошибка удержания заданного курса не превышала 250 м на дистанции 20 км и 170 м на дальности 9 км…». Автор явно имеет в виду японскую 533-мм торпеду тип 95, но несколько ошибается в цифрах. Возможное отклонение торпеды от заданного курса в 250 м соответствовало дистанции 12, а не 20 км. Впрочем, по происхождению величин отклонения японских торпед есть вопрос, но мы пока примем их как есть.

«…А учитывая, что эффективная дальность универсального калибра новейших американских линкоров составляла как раз порядка 20 км, то ответ на вопрос о том, что лучше: иметь в залпе восемь 610-мм торпед или, например, как у американцев, десять 533-мм торпед не такой уж однозначный». Как может эффективная дальность универсального калибра новейших американских линкоров, т.е. 127-мм 38-калиберных орудий Mk12, «составлять как раз порядка 20 км», при максимальной дальности стрельбы этой артсистемы порядка 16 км?!

15903 м снарядом AAC Mark 49, весом 25,03 кг с начальной скоростью 762 м/с;

16070 м снарядом WP Mark 46, весом 24,0 кг с начальной скоростью 792 м/с.

Автор или не знает характеристик американских артиллерийских систем или сознательно вводит читателя в заблуждение. Но в любом случае его вышеприведенное «заключение» не имеет смысла.

«Что касается массы взрывчатого вещества, то у японских 610-мм торпед она составляла 490 кг, а у 533-мм – 405, правда у американских только 374 кг». Здесь требуется особый комментарий. Масса ВВ 363 кг (801 lbs.) ТНТ (позднее 373 кг (823 lbs.) HBX) стала у американских торпед Mk15 только после принятия на вооружение новой модели БЗО в 1943 г. За что, однако, пришлось заплатить некоторым снижением дальности торпеды на всех режимах хода – чудес не бывает. А вот в 1941-42 гг. торпеды Mk15 имели БЗО с массой ВВ всего лишь 224 кг (494 lbs.) TNT. Более чем вдвое меньше, чем у японцев. Поскольку автор говорит о предвоенном состоянии миноносных сил флотов, то этот момент следовало отметить. Автор или не знал данного факта или снова сознательно ввел читателя в заблуждение, в очередной попытке принизить японские достижения.

Примечание.

21″ (53.3 cm) Mark 15 torpedo

Ship Class Used On Destroyers and Atlanta (CL-51) Class Cruisers

Date Of Design 1934

Date In Service 1935

Weight Mod 0: 3,438 lbs. (1,559 kg)

Mod 3: 3,841 lbs. (1,742 kg)

Overall Length Mod 0: 22 ft 7 in (6.883 m)

Mod 3: 24 ft 0 in (7.315 m)

Explosive Charge Mod 0: 494 lbs. (224 kg) TNT

Mod 3: 801 lbs. (363 kg) TNT or 823 lbs. (373 kg) HBX

Range / Speed

Mod 0

6,000 yards (5,500 m) / 45 knots

10,000 yards (9.150 m) / 33.5 knots

15,000 yards (13,700 m) / 26.5 knots

Mod 3

4,500 yards (4,100 m) / 45 knots

9,000 yards (8,200 m) / 33.5 knots

14,000 yards (12,800 m) / 26.5 knots

«Таким образом, по состоянию на 1939 г. японские эсминцы выглядели очень мощными кораблями. Однако отметим, что главный калибр фактически оказался незенитным, …». Точно так же как и главный калибр эсминцев Великобритании, Германии, Италии, Франции и, наконец, СССР. При этом из всех перечисленных флотов, как раз орудия японских эсминцев имели наибольший угол возвышения орудий ГК.

Интересно при этом, что на с. 56 автор пишет о германских эсминцах следующее: «Поскольку требование универсальности для главного калибра эсминцев в то время, в середине 30-х годов, остро не ставилось, да и отдельные попытки создать корабельные зенитные орудия калибром более 100 мм успехом не увенчались (кроме достаточно удачной немецкой 105-мм зенитки – автор), то для своих первых эсминцев проекта 1934 г. немцы выбрали 127-мм орудия с углом возвышения 40°». Вот так, немцам, оказывается, простительно не иметь и даже не пытаться иметь на эсминцах универсальные орудия. А вот у японцев это недостаток, видишь ли. При этом в статье «Артиллерийское вооружение германских эскадренных миноносцев» («Бриз» №11, 1996 г.), приводятся несколько иные характеристики германских 127-мм АУ эсминцев: угол возвышения всего лишь 30°.

«… а ставка на сверхтяжелые и дальноходные торпеды таила в себе массу подводных камней, тем более что принятие на вооружение кораблей противника радиолокационных станций сделали ночные атаки не столь эффективными, как это представлялось еще в 1939 г.». Как опять же показала боевая практика, наличие РЛС не всегда спасало американские корабли от торпедных атак японских эсминцев и в 1942, и в 1943, и даже в 1944 г.

с. 63. «Так японцы сделали ставку на торпедное оружие, причем применять его планировали за пределами эффективной дальности стрельбы противоминного калибра крейсеров, но при противодействии эсминцев противника. Поэтому наряду с мощнейшим торпедным вооружением японские корабли имели 5-6 127-мм орудий. При этом они предпринимали попытки придать им зенитное свойство, но, столкнувшись с определенными технологическими трудностями, от этой затеи отказались как, на их взгляд, не очень актуальной». Получается, что о разработке и принятии на вооружение японских эсминцев типа «Югумо» в 1941 г. двухорудийной АУ 12,7-см орудий модель D с углом возвышения 75° и лишенной недостатков АУ модель B автор тоже не знает или скрывает. Сам же факт разработки и принятия на вооружение этой АУ как раз и говорит о том, что японцы считали эту «затею» весьма актуальной, и как только технологические проблемы были преодолены – реализовали ее.

с. 64. Таблица Основные тактико-технические элементы эсминцев конца 30-х годов.

«ПУС ГК», в таблице указано «полноценного типа по НЦ, упрощенного типа по ВЦ», к сожалению не очень понятно, что конкретно имел в виду автор, поскольку управление огнём и по надводным и по воздушным целям велось с одного и того же командно-дальномерного поста, оснащённого визиром центральной наводки тип 94, оси оптических приборов которого (дальномер, прицелы, зрительные трубы) имели соответствующие углы возвышения.

«бомбометы», в таблице указано 2, но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели один бомбомет тип 94, с возможностью стрельбы на оба борта одновременно.

«бомбосбрасыватели», в таблице стоит прочерк, но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели 6 бортовых бомбосбрасывателей с гидравлическим и ручным приводом.

«глубинные бомбы, шт.», в таблице указано 12, но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели штатный боекомплект мирного времени 18 глубинных бомб тип 95.

«мины», в таблице указано 18 шт., но фактически ЭМ типа «Кагеро» минного вооружения не имели.

«ГАС», в таблице указано тип 93 mod 1, но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели гидроакустическую станцию тип 93, модель 3.

«ШПС», в таблице указано тип 92, но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели шумопеленгаторную станцию тип 93, модификация 2.

«Экипаж», в таблице указано 240 чел., но фактически ЭМ типа «Кагеро» имели штатный экипаж 228 человек.

Возможно, кто-то скажет, что ошибки незначительные и, вообще, как на них посмотреть. Возможно. Это просто наглядная иллюстрация к тому, насколько «хорошо» у нас «знали» характеристики японских кораблей даже офицеры ВМФ.

«Что касается японцев, то гидролокационная станция, установленная на предвоенных эсминцах, имела исключительно низкие тактико-технические характеристики и надежность, так что в расчет ее можно не принимать». Просто удивительно, что специалисты американского флота которые, в отличие от отечественных специалистов, имели возможность непосредственно ознакомиться с образцами японского вооружения (советских специалистов к ним просто-напросто не допустили) отзывались о японских ГАС гораздо лучше.

«Пожалуй, только итальянские эсминцы ничем похвастаться не могли, но те условия, в которых они собирались воевать вроде как ничего особенного от них и не требовали». Весьма странное заключение. Разве «объектами поражения» итальянских эсминцев не предполагались «крупные артиллерийские корабли» Великобритании и Франции, что требовало усиления торпедного вооружения, подобно тому, как на британских эсминцах, о которых пишет автор? И так далее по задачам эсминцев. Похоже на то, что автор сделал итальянским эсминцам этакую скидку «по-родственному», учитывая, что это именно итальянский корабль стал прототипом наших эсминцев. А поскольку доказательство правильности выбора советскими специалистами именно итальянского прототипа для своих будущих эсминцев проходит по тексту первой части «Советских миноносцев» красной нитью, то такая снисходительность вполне понятна.

Часть 2. с. 5. «Сюда можно добавить осознание того, что эсминцы должны быть высокомореходными кораблями в независимости от того планируется ли их применение на Черном море или в Северной Атлантике. Кстати, с этим качеством связан и повсеместный переход на башенное исполнение орудий главного калибра». Однако японские моряки сделали этот вывод еще в середине 20-х гг. в ходе разработки проекта эсминца «специального» типа – будущего «Фубуки». Разумеется, указать на этот факт автор «забыл».

 

Таким образом, изучив иностранную и отечественную литературу мы можем сделать 2 основных вывода:

В истории Японских эсминцев ВМВ остается еще много “белых пятен”.

И, главное. Японские эсминцы были отличными кораблями. Они остаются во многом недооцененными по сей день.

Их боевые неудачи и исход (большинство кораблей потоплены) связаны не с недостатками конкретных кораблей, а с той стратегической ситуацией, в которой оказалась Япония во второй половине Второй мировой войны на Тихом океане.

 

На этом можно было бы ставить точку в истории Японских эсминцев. Но есть еще одна интересная тема, которая заслуживает нашего внимания…

Автор публикации

не в сети 10 минут

CommanderAM

Комментарии: 272Публикации: 37Регистрация: 07-11-2016

Отправить ответ

10 Комментарий на "Эсминцы Японии. Часть седьмая. Сравнение с одноклассниками – 2."

Войти с помощью: 
Сортировать по:   новые | старые | популярные
WelIdone
Участник

Офигенная статья. Круто!
А насколько это сравнение реальных кораблей похоже на то, как эти боевитые корабли представлены в игре?

Umbaretz
Редактор

А вообще можно сколько угодно фапать на Кагеро, но Кагеро и Асасио 40, а Бенсонов, Симсов и Гливсов 120.
Тут и первая половина войны не поможет.

aleggator
Участник

Так автор о том и пишет. Что единственный шанс у японцев был – выигрывать в качестве. И они, получается, выигрывали, раз их числом смогли задавить только с середины войны.

Umbaretz
Редактор
NewLander
Участник

При Мидвее была “Цусима наоборот”: лютая пруха у амеров и пиздецовая непруха у джапов.

Privateer
Участник

И все эти “офигенные” эсминцы, почти 200 штук, были добросовестно отправлены на дно Тихого океана в основном простыми американскими парнями, но и голландцы, англичане и австралийцы тоже приложили руки. Это была славная охота, на якобы, супер совершенные корабли

Privateer
Участник

До Флетчерам Фубукам и прочим как до другой планеты, да и Трайблы более сболансированы будут и технологически лучше оборудованы.
А что стираем мои комменты? Правда глаз колит?

wpDiscuz
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
Вверх