Линкоры. Часть вторая. Европейские традиции

Мы продолжаем наше повествование о линкорах периода Второй мировой войны. Сегодня мы рассмотрим комплексы систем защиты и вооружения различных типов линейных кораблей последнего поколения, “Французов”, “Немцев” и “Итальянцев”.

Нелишним будет вначале коснуться встречающихся в литературе оценок зоны свободного маневрирования (в отечественной литературе – ЗСМ, в англоязычной – immune zone), то есть боевых дистанций, в пределах которых жизненно важные центры линкора или крейсера не поражаются артиллерийским огнем противника. Ближний предел ЗСМ — это расстояние, дальше которого вертикальная защита не пробивается. Как правило, здесь все определяет бортовой пояс. Но бывают исключения. Например, у российских ЛК типа “Севастополь” лобовые плиты башен ГК имели толщину 203 мм при поясной броне в 225 мм. Дальний предел ЗСМ — дистанция, ближе которой не поражается горизонтальная защита. То есть при ударе о палубу снаряд рикошетирует. Чуть дальше — и его траектория станет более крутой, возрастет угол встречи с броней, и она будет пробита. При оценке дальнего предела трудно учесть различные варианты применения уменьшенных зарядов, позволяющих стрелять на ту же дистанцию при больших углах возвышения. Горизонтальная защита таким навесным огнем будет поражаться с меньшего расстояния, то есть ЗСМ сузится. К сожалению, справочной информации на этот счет очень мало, и все расчеты основаны на таблицах стрельбы полным зарядом.

Несколько слов о степени поражения систем защиты. Снаряд может пробивать броню, но не проходить внутрь защищаемого объема. За броневой преградой он может сохранять возможность к детонации или утрачивать ее. Воспользуемся обозначениями, принятыми в США.

Holing Limit (HL) — предел пробития: комбинация скорости и угла встречи с броней, при которой снаряд пробивает в броне отверстие, примерно равное диаметром его калибру, но основная масса (снарядный стакан) не проникает за броневую преграду. Возможны серьезные, но не фатальные повреждения влетающими внутрь осколками брони. Например, 15-дюймовый снаряд выбивает из брони толщиной 14 дюймов осколки общей массой около 400 кг.

Naval Limit (NL) — за броневую преграду проникает основная часть снаряда (без АРС и баллистического наконечника), которая, как правило, не взрывается из-за неисправности или разрушения. Фатальные повреждения не исключаются, но маловероятны.

Effective Limit (EL) — предел эффективного поражения: снаряд проникает за броневую преграду, сохраняя способность к детонации, то есть взрыватель исправен, снарядный стакан с зарядом ВВ не разрушен, отсутствует баллистический наконечник и, как правило, АРС. Вероятность фатальных повреждений очень высока. Для прочных снарядов EL и NL близки, а для не слишком прочных разница между ними большая. В последнем случае предел эффективного поражения вообще может не существовать.

Взаимодействие снаряда и брони — чрезвычайно многофакторный процесс. Казалось бы, а одинаковой ситуации повсеместно встречается широкое разнообразие результатов. Крен и дифферент корабля, разброс качества боеприпасов, состояние погоды, нутация снаряда – все это и многое другое сводит рассчитанные ЗСМ до уровня метеорологического прогноза. Да и методики расчета (эмпирические формулы) никогда не могут быть абсолютно точными. В специальной литературе на эту тему присутствуют в основном результаты первой половины XX века. Еще с эпохи брони “компаунд” и гомогенных никелевых плит существует De Маrrе Nickel-Steel Armor Penetration Formula. В 1930-е гг. в США применяли U.S. Navy Thompson “F” Formula, а в Германии секретный документ “G.Kdos. 100”, ставший ныне достоянием гласности. Но все эти методы дают довольно приблизительные расчеты.

В данной статье используются результаты расчетов по современным формулам, разработанным гражданским программистом ВМФ США Н. Окуном. Около четверти века он занимается проблемой взаимодействия брони и снаряда. Его эмпирические формулы FACEHARD для гетерогенной и M79APCLC для гомогенной брони в настоящий момент представляются наиболее точными. По крайней мере, они учитывают наибольшее количество факторов.

Теперь вернемся в 1930-е годы. “Линкорные каникулы” во Франции закончились раньше, чем в других странах. Она имела право построить три новых линкора в 1927, 1929 и 1931 гг. Но сделать это не удалось из-за недостатка средств. В условиях экономической депрессии “пацифистский, скупой и непатриотичный” парламент был против любого роста военных затрат, особенно морских. Из-за недостаточного финансирования стандартное водоизмещение ЛК “Dunkerque” пришлось ограничить 26 234 т, что повлекло за собой общую слабость проекта. Тем не менее, корабль был поистине новаторским. Он и внешне выглядел оригинальным и очень красивым (по мнению всех участников коронационных торжеств 1937 г. на Спитхедском рейде). Впервые в мире главная артиллерия (8 орудий калибра 330 мм) стояла в четырехорудийных башнях, расположенных в носовой части корпуса. Средняя артиллерия была представлена 16 пушками калибра 130 мм и впервые стала универсальной. Вернее, претендовала на универсальность. Угол возвышения в 75 градусов, в принципе, позволял стрелять по самолетам, но реализован этот технически передовой замысел был неудачно. На деле сильнобронированные башни, тяжелые и неповоротливые, а также низкая скорострельность орудий делали зенитный огонь малоэффективным.

Dunkerque

Strasbourg, современная колоризация фотографии.

В конструкции “Dunkerque” было применено внутреннее расположение довольно широкой поясной брони, установленной на тиковой подушке и подкладке из 16-мм высокопрочной стали. Главные плиты имели наружный наклон в 11,3 градуса и толщину всего лишь 225 мм с клинообразным уменьшением в подводной части до 125 мм. Вертикальный эквивалент такой брони соответствовал 283 мм. Внешний борт цитадели не бронировался, толщина обшивки – лишь 10 мм. За ней шли отсеки с водоотталкивающим материалом (“ebonite mousse”). Можно считать, что это являлось своеобразной защитой от осколочных пробоин. Горизонтальное бронирование, напротив, было очень сильным. Правда, чередование палуб было выбрано неудачно. Две верхние были очень тонкими – 8 и 20-22 мм НТ или, возможно, STS. Не гарантировалось даже взведение взрывателя снаряда линкорного калибра, не говоря уже про обдирание с него АРС. Третья палуба, или главная броневая, лежала по верхней кромке пояса. Она имела солидную толщину: 125 мм над погребами и 115 мм в центральной части (над машинами) на подкладке из двух слоев стали по 15 мм. Ниже шла 40-мм четвертая палуба, предназначенная для улавливания осколков при пробитии главной броневой. Ее скосы имели толщину в 50 мм и под углом 36 градусов от вертикали примыкали к нижней кромке пояса. Опыт показал, что лучше было сделать как раз наоборот, то есть увеличить толщину верхней палубы за счет облегчения или даже ликвидации четвертой. В этом случае тяжелые снаряды и бомбы достигали бы главной броневой палубы, уже будучи лишенными АРС, или взрывались бы в межпалубном пространстве. 50-мм скосы усиливали бортовую защиту лишь незначительно. При пробитии поясных плит, даже в случае HL, такая преграда могла поражаться осколками тяжелой брони.

На “Strasbourg”, втором корабле серии, бортовая защита стала много надежнее. Толщину пояса довели до 283 мм (нижняя кромка 141 мм), что соответствовало 340 мм вертикальных плит. Усилили также бронирование барбетов и башен главного калибра. В целом “Strasbourg”, в отличие от своего систершипа, выглядел вполне сбалансированным кораблем.

Противоторпедная защита кораблей типа “Dunkerque” была довольно глубокой и надежной. В составе ПТЗ применялось чередование отсеков, заполненных жидкостью (нефтью или водой) и особо легким водоотталкивающим материалом (ebonite mousse). Корабли получили легкие, компактные и при этом очень мощные котлотурбинные механизмы. Безусловным “коньком” проекта стала скорость — 30 узлов. Прекрасными были мореходность и автономность.

Кроме Франции, до роковой даты 1.9.1939 обзавелась новыми капитальными кораблями только Германия. По ряду причин, связанных со стремлением Гитлера по возможности не накалять страсти вокруг попираемых условий Версальского мира, пара линкоров типа “Scharnhorst” имела довольно скромные размеры. Их водоизмещение было почти таким же, как у “Dunkerque”. Поэтому оба данных типа кораблей иногда относят к линейным крейсерам, подчеркивая этим не скорость, как в Первую мировую войну, а некоторое несоответствие стандарту полноценного линкора нового поколения.

По схеме защиты “Scharnhorst” — почти полная противоположность “Dunkerque”. Немецкий линкор сохранил многие черты дредноутов кайзеровского Флота Открытого моря. Их стихией был ближний бой “стенка на стенку”, например, с Гранд Флитом (желательно, конечно, с его частью). Довольно узкий вертикальный бортовой пояс солидной толщины в 350 мм КС n/А (нижняя кромка 170 мм) устанавливался на тиковой подкладке и 15-мм стальной рубашке. Поясная броня дополнялась скосом броневой палубы. Он примыкал к нижней кромке пояса под углом около 65 градусов и имел толщину 105 мм (Wh) над машинами и 110 мм по погребам. На реальных дистанциях современного боя поразить такую цитадель настильным огнем не смогло бы ни одно орудие, включая 460-миллиметровки “Yamato”. Даже если снаряд пробьет мощные поясные плиты, он будет остановлен или отражен скосами бронепалубы. Над поясом на всю высоту борта цитадель прикрывалась 45-мм противоосколочной броней из Wh. Присутствовало и частичное бронирование ватерлинии вне цитадели (35-75 мм). Верхняя палуба “Scharnhorst” имела солидную толщину в 50 мм (Wh). Ниже располагалась небронированная вторая палуба (примерно полдюйма стали), а затем лишь чуть выше ватерлинии – главная броневая. В плоской части она имела толщину 80 мм над машинами и 95 мм по погребам. Такой комплекс горизонтальной защиты по стойкости соответствовал монолитной броне нового типа в 112 мм и 125 мм. Аналогичный эквивалент иностранных современников ЛК “Scharnhorst” был как минимум 127 мм над машинами и 150 мм по погребам, а в среднем даже больше.

Можно утверждать, что толщина брони была распределена между палубами немецких линкоров неудачно. Верхнюю лучше было бы сделать тоньше, а третью – усилить. Система с более толстой составляющей всегда прочнее (те же 50+105 прочнее, чем 77,5+77,5). 38 мм вполне достаточно для обдирания АРС любых снарядов противника. Кроме того, здесь проявляется интересный парадокс, связанный с разворотом снаряда к нормали при пробивании броневой преграды под углом. Причем расчеты подтверждены испытаниями. Это напоминает вращение APC-снаряда при ударе по цементированной поверхности. При близкой к NL скорости снаряда (толщина брони лишь немного меньше предельной) угол его поворота на выходе будет значительным. Если столкновение происходит при отклонении от нормали на 450 и более, то снаряд даже может вылететь боком или задней частью вперед. Наиболее опасен поворот, выводящий на траекторию пробития главной броневой палубы. Послевоенные эксперименты показали, что при толщине верхней брони менее половины предельной (скорость снаряда много больше NL) траектория изменяется пренебрежимо мало. Расчеты этому не противоречат. В случае орудий 38cm/52 SK С/34 компьютерная программа на основе формулы M79APCLC дает аномальный участок пробития горизонтальной защиты ЛК “Scharnhorst” над машинами на дистанции от 14,2 до 14,7 км. Уменьшаем толщину верхней палубы до 38 мм, ничего другого не меняя. Беспристрастный компьютер свидетельствует — при меньшей суммарной толщине аномально близкое пробитие исчезло!

Главная бронепалуба новых немецких линкоров лежала очень низко. С одной стороны, это создавало пространство для разрыва бомб и снарядов, пробивших верхнюю палубу. Но с другой – уж слишком большой межпалубный объем отводился на “растерзание”. А там находилось много устройств и механизмов, кабелей и коммуникаций, которые как следует не бронировались. Кроме того, образовалось слабое место в виде выступа бронепалубы над котлами. Меньше метра высотой и около 10 м в длину. Иначе котлы не помещались. Наличие такого гласиса толщиной всего 80 мм, возможно, и погубило “Scharnhorst” в бою у мыса Нордкап  26.12.1943 г.

Суеверные моряки считают, что слабые места как магнит притягивают снаряды. С линкором “Scharnhorst” так и получилось. Перехваченный соединением адмирала Фрезера, он уже, казалось, отрывался от преследователей. Крейсера и легкие корабли англичан в штормовом море не могли держать высокую скорость. Линкор “Duke of York” также отставал от быстроходного противника. Но один из его методично посылаемых залпов лег очень удачно. С расстояния 16-17 км 14-дюймовый снаряд пробил 45-мм каземат и попал в броневую палубу у самого гласиса над котлами. Снаряд отразился от горизонтальной брони, тут же ударил в вертикальный выступ, пронзил его и оказался в котельном отделении. Последовал взрыв, скорость германского корабля упала, и преследователи настигли его.

Scharnhorst

Gneisenau (цветное фото, скорее всего, “Кодахром”)

От брони перейдем к артиллерии. Ее калибр на ЛК “Scharnhorst” лишь 283 мм – мера вынужденная и оправданная. Иначе немцам пришлось бы отодвинуть сроки готовности первых тяжелых кораблей своего флота. Кроме того, такие орудия даже имели известные преимущества. “Scharnhorst” и “Gneisenau” предназначались на роль рейдеров, а не для эскадренного боя с линкорами противника. Высокая скорострельность и большой боезапас 283-мм орудий здесь был очень кстати. Впрочем, незавершенный проект перевооружения “Gneisenau” 380-мм пушками довел бы боевую мощь корабля до уровня первоклассных линкоров.

Средняя башенная артиллерия калибра 150 мм была хорошего качества, но не могла вести зенитный огонь, и при авианалетах “отдыхала”. А наследство недостроенных “карманников” в виде четырех одиночных палубных установок – вообще бесполезный груз. Вместо них лучше было бы добавить 105-мм универсальные пушки.

Еще одним минусом проекта стала слабая подводная защита – плата за скоростные обводы и 30-31 узел хода. Глубина ПТЗ – лишь 4,5 м по миделю с уменьшением у погребов концевых башен. Здесь “Scharnhorst” далеко отставал от “Dunkerque”.

При сравнении этих проектов становится ясно, что в ближнем бою “Scharnhorst” попадает в выгодное положение. Его орудия пробивают борт ЛК “Dunkerque” и “Strasbourg” с расстояния менее 16,5 км и 12,9 км (здесь и далее все расчеты по FACEHARD и M79APCLC для NL-пределов). С учетом скоса четвертой палубы французских линкоров эти дистанции можно уменьшить примерно до 14 и 11 км. 330-миллиметровки “Dunkerque” и “Strasbourg” – очень неплохое оружие для ближнего боя. Поясные плиты ЛК “Scharnhorst” они пробивали бы до расстояния в 20-21 км. Ну, а поразить погреба и машины германского корабля настильным огнем, как известно, нельзя. Если, конечно, не учитывать “ахиллесову пяту” над котлами. А у кого нет локальных слабых мест? Французы, например, неоправданно применяли цементированные плиты для бронирования крыш башен. 3 июля 1940 г. 15-дюймовый снаряд, выпущенный с линейного крейсера “Худ”, под острым углом попал в 150-мм крышу возвышенной башни главного калибра ЛК “Dunkerque”. Произошел рикошет. Снаряд разрушился, цементированная бронеплита — тоже. Часть обломков прошла внутрь башни. Ее правая секция была полностью выведена из строя; весь находившийся там персонал погиб. А могла бы и детонация боезапаса произойти. В случае же применения гомогенной брони на крыше осталась бы лишь длинная вмятина, возможно, с небольшим разрывом плиты и, скорее всего, с меньшими потерями экипажа.

В дальнем бою между “Dunkerque” и “Scharnhorst” ситуация неясная. Скорее всего, поражение цитадели возможно с очень дальних дистанций, близких к 30 км. В реальном бою это запредельное расстояние. По крайней мере, в условиях ограниченной видимости Северного моря. Случайное попадание в накренившуюся палубу представляет собой, наверное, более реальную угрозу. Все это при полных зарядах. Уменьшенные дали бы перевес “Dunkerque”. Его снаряд намного тяжелее.

Вот и выбирай кто сильнее — “слон или кит”? Пожалуй, “Strasbourg” (но не “Dunkerque”) ближе к универсальному варианту. С некоторой натяжкой он сопоставим с английскими ЛК типа “King George V”, то есть классическими вашингтонскими линкорами, имевшими предельно допустимое водоизмещение 35 000 т.

К этому многочисленному подклассу относятся две следующие серии линейных кораблей, построенных Германией и Францией — линкоры типа “Bismarck” и “Richelieu”. Они являются прямыми потомками своих предшественников, сохранившими большинство “генетических черт”. Начнем с “Bismarck”. Следуя германской традиции, он нес очень много брони, заметно превосходя своих 35 000-тонных “одноклассников” по ее массе и доле в суммарном водоизмещении. Однако этот знаменитый корабль был построен по старинке как “линкор плохой погоды”, рассчитанный на ближний бой в условиях ограниченной видимости, преобладающей в Северном море. По-прежнему довольно узкая поясная броня на “Bismarck” была тоньше, чем на “Scharnhorst” и последних трех типах дредноутов Hochseeflotte – лишь 320 мм. Скосы главной палубы, наоборот, стали толще: 110 мм при наклоне 67 градусов от вертикали. Небольшие отличия имел второй корабль серии – “Tirpitz”. Толщина его пояса была уменьшена до 315 мм, а палуба над погребами стала толще – 100 мм в плоской части и 120 мм на скосах (вместо 95 мм и 100 мм). Как и в случае с “Scharnhorst”, поразить настильным огнем жизненно важные центры линкора типа “Bismarck” было невозможно. Этого не смогли сделать британские “King George V” и “Rodney”, стреляя по неподвижному противнику в упор – всего лишь с 4-5 км. На дистанциях реального боя не справился бы и “Yamato”. Над главной поясной броней ЛК “Bismarck” на всю высоту борт прикрывался 145-мм плитами КС п/А верхнего пояса, установленными на тиковой подкладке. Эквивалент монолитной брони соответствовал 151 мм. Такой “роскоши” и столь явного отклонения от принципа “все или ничего” не имел ни один из линейных кораблей последнего поколения. Проектировщики, вероятно, стремились прикрыть от артиллерийского огня огромный объем до низко расположенной третьей палубы, да и саму бронепалубу тоже. Но защита обеспечивалась лишь от орудий тяжелых крейсеров и легких кораблей всех классов. Главный калибр линкоров поражал ее с любых дистанций.

Борт ЛК “Bismarck” в оконечностях имел тонкую броню в области ватерлинии. Кроме того, бронирование постов и надстроек (рубки, козырьки, колпаки директоров) на германских кораблях было более развитым, чем, например, у американцев. В большинстве случаев использовался принцип “чем выше – тем тоньше”. Впрочем, о какой-то надежной защите говорить не приходится. Только локально, и лишь от осколков снарядов, бомб и огня самолетов.

Что касается горизонтального бронирования, то в плоской части полностью повторялась схема, примененная на “Scharnhorst”, со всеми ее недостатками, включая нерациональное распределение брони по уровням. По-прежнему для верхней палубы не соблюдался принцип минимальной толщины, удаляющей АРС крупнокалиберного снаряда противника, а главная броневая была слишком тонкой и лежала очень низко. Как следствие, забронированный объем был весьма ограниченным, а уязвимое межпалубное пространство чрезвычайно большим. Правда, котлы удалось упрятать под броню без ослабляющих защиту выступов. Но других улучшений не было. В результате от авиабомб и огня с дальних дистанций “Bismarck”, как и “Scharnhorst”, оказался защищенным слабее быстроходных линкоров других стран.

Главная артиллерия последних линейных кораблей Германии состояла из восьми пушек 38cm/52 SK С/34, изготовленных заводами “Mauser”. Они располагались в четырех линейно-возвышенных двухорудийных башнях. С точки зрения германских артиллеристов такой вариант являлся оптимальным, но не слишком экономным по весу. В основном из-за четырех башен ГК вместо стандартных трех (или даже двух у французов) корабль стал обладателем самой длинной цитадели. Орудия “Bismarck” отличались высокой начальной скоростью довольно легкого снаряда и неплохо подходили для ближнего боя, но не для дальних дистанций, где нужно поражать горизонтальное бронирование. Их максимальный угол возвышения лишь 30 градусов – меньше, чем у любого современника. Соответственно, небольшим был и угол встречи снаряда с бронепалубой вражеского корабля. Однако “Bismarck” задумывался как одиночный рейдер, да к тому же в эпоху ударной авиации и радаров, действовавших при любой погоде. Для него войти в ближний бой с равным по классу противником значило уже проиграть дело. Здесь неизбежны многочисленные повреждения, влекущие за собой быструю гибель. Германскому кораблю лучше было не сближаться с линкорами противника, а, дав бой на большом расстоянии, уходить для продолжения рейда или возвращения в базу.

Но как раз на дальних дистанциях защита у “Bismarck” была слабовата. Его создатели растранжирили водоизмещение на бортовое бронирование. Верхний 145-мм пояс оказался явно лишним. Он пробивался главным калибром линкоров с любых дистанций, и его вполне могла заменить противоосколочная броня, способная обдирать бронебойные наконечники и взводить взрыватели (как на “Scharnhorst”, например, или даже тоньше). За счет этого веса можно было усилить защиту в других местах. Например, на один дюйм увеличить толщину главной броневой палубы.

 

ПТЗ последних линейных кораблей Германии несколько усилили в сравнении с предшествующим типом. Ее глубина по миделю увеличилась на метр, но против современных торпед этого было недостаточно. Кроме того, как и у “Scharnhorst”, мелкий пояс давал вражеским снарядом хорошую возможность для “подныривания”, что во Вторую мировую войну наблюдалось часто ввиду возросших дистанций боя и, как следствие, крутой траектории снарядов, на пути которых оказывался слишком тонкий слой воды.

Французский “Richelieu” во всех отношениях представлял собой увеличенный “Strasbourg”. Водоизмещение, калибры главной и средней артиллерии, толщина бортовой и палубной брони, бронирование башен и рубок — все это возросло и усилилось, причем весьма гармоничным образом. Внутренний пояс стал 330-мм (нижняя кромка 170 мм) при наклоне чуть больше 150 и стальной подкладке в 18 мм. Вертикальный эквивалент такой защиты составлял 478 мм – больше только у “Yamato”. Броневая палуба (все та же третья) увеличилась по толщине до 150 мм над машинами и 170 мм (!) над погребами. Две верхние и четвертая – практически не претерпели изменений. В результате по суммарной толщине горизонтального бронирования с “Richelieu” сопоставим опять же лишь гигантский “Yamato”. Оконечности последнего типа французских линкоров – “мягкие”, вполне в духе схемы “все или ничего”. ПТЗ сохранила в целом сравнительно неплохие параметры ЛК типа “Dunkerque” и “Strasbourg”.

 

Richelieu, вид после модернизации в США в 1943 г.

Артиллерия усилилась под стать бронированию. В литературе 380-мм пушки “Richelieu” часто оценивают как наилучшие среди орудий своего калибра. Они имели высокую начальную скорость, довольно тяжелый снаряд и одновременно приемлемую живучесть ствола. Компоновка в четырехорудийных башнях хотя и обладала недостатками, но была очень выигрышной с точки зрения экономии веса, как за счет самой артиллерии, так и ввиду сокращения длины броневой цитадели.

Среди недостатков “Richelieu” следует упомянуть еще один аспект, пропущенный при рассмотрении “Dunkerque” и “Strasbourg”. Дело в том, что преимущества схемы внутреннего пояса на французских кораблях использовались не полностью. Существенным минусом являлось отсутствие бортовой противоосколочной брони. Обшивка в 10 мм HTS (возможно STS) – это “картон”! Снаряды противника могли достигать поясных плит “целенькими”, с нетронутым АРС и невзведенным взрывателем, что снижало эффективность всего защитного комплекса. Кроме того, скос нижней палубы давал слишком небольшую добавку бортовой защиты. ЗСМ для NL-предела расширялась, вероятно, на 1 км или около того. Но без гарантии, так как 50-мм плита могла быть пробита крупными осколками поясной брони, летящими вместе со снарядом или даже впереди него. Мощное горизонтальное бронирование опять же было разнесено по уровням нерационально. Две верхние палубы имели толщину 5-7 мм и 25 мм, то есть на пределе срабатывания взрывателя, не говоря уже об удалении АРС. Нижняя (четвертая), палуба, имеющая в горизонтальной части толщину 40 мм, остановить снаряд или бомбу не могла (если пробита главная броневая). Вероятно, за счет ее меньшей толщины целесообразно было бы усилить верхние палубы.

 

В целом систему вооружения, бронирования и ПТЗ “Richelieu” следует оценивать достаточно высоко. Этот тип корабля был наиболее сбалансированным, а по комплексу характеристик, пожалуй, самым сильным из вашингтонских линкоров европейских стран. На большинстве боевых дистанций его превосходство над “Bismarck”, “King George V”, а во многом и над “Vittorio Veneto” и американским “North Carolina”, не вызывает сомнений.

Vittorio Veneto

Тройке итальянских линейных кораблей последнего поколения очень трудно дать оценку. Внешне выглядели они очень эффектно – красивые, величественные корабли. В конструкции “Vittorio Veneto” было применено очень много новых идей и оригинальных технических решений (хотя кое в чем итальянцы перемудрили). Например, итальянский корабль имел самую сложную систему бронирования. Его бортовой пояс обладал хорошей устойчивостью против настильного огня. Здесь использовалось разнесенное бронирование, во многом напоминающее современные танки. Внешние плиты выполнялись из гомогенной брони AOD толщиной 70 мм на 10-мм рубашке из стали ER. Затем шло четверть метра пустого пространства, а далее следовала цементированная броня ТС в 280 мм на тиковой подушке и 15-мм стальной подкладке. Весь комплекс имел наружный наклон 8 градусов. Ясно, что любой снаряд будет лишен АРС, причем без доворота к нормали (при настильной траектории 80 мм почти вертикальной стали – слишком мало). Твердая и несколько малопластичная броня ТС здесь всегда будет “работать” в хороших условиях. За поясом на расстоянии 1,4 м устанавливалась 36-мм переборка. Вслед за ней – еще одна, наклоненная внутрь на 27 градусов. Впрочем, эти переборки незначительно расширяли ближний предел ЗСМ (около 1,5 км, но без гарантии), причем осколки разорвавшихся перед ними снарядов имели возможность поражать расположенную ниже систему ПТЗ. Пояс был самым узким из всех быстроходных линкоров, создавая высокую вероятность для “подныривания”. В отличие от иностранных современников, “Vittorio Veneto” имел длинный полубак (до третьей башни ГК). Весь его борт выше главного пояса прикрывался 70-мм броней. Кроме того, присутствовало бортовое бронирование в оконечностях толщиной 60-130 мм.

Горизонтальное защита в целом была заметно сильнее, чем у “Bismarck”. Однако “лоскутное” распределение брони по площади цитадели и тонкая главная бронепалуба уменьшали защитные свойства. Дальняя граница ЗСМ была сильно “размыта”. Имелось много ослабленных мест, особенно у бортов. По цитадели палубы чередовались следующим образом: полубак (36 мм AOD + 9 мм ER), верхняя (12-14 мм ER) и главная броневая, которая в области диаметральной плоскости по машинам имела толщину AOD 100 мм + 12 мм ER, а над погребами 150 мм при такой же стальной подкладке. Бронапалуба устанавливалась на уровне верхней кромки пояса. У бортов ее толщина снижалась до 100 мм (над машинами 90 мм) при подкладке в 9 мм.

Можно отметить чрезвычайно мощное прикрытие средней артиллерии на “Vittorio Veneto” и его систершипах. В большинстве иностранных проектов этот элемент системы бронирования являлся слабым пунктом.

Подводная защита итальянских линкоров – особая “достопримечательность”. Глубина ПТЗ по миделю была рекордной – 7,57 м. Однако огромные размеры и сложность цилиндрической схемы Пульезе не оправдывалась ее реальной эффективностью. Пустой внутренний цилиндр не желал как следует поглощать энергию взрыва, а габариты внешнего, заполненного жидкостью, сильно ограничивали глубину бортового пояса. В случае повреждений ремонт представлял собой большую проблему. Не вызывает сомнений, что на “Dunkerque”, “Richelieu” и ‘Yamato” ПТЗ надежнее.

Что касается артиллерии, то на “Vittorio Veneto” вся она была откровенно неудачной. Предельно форсированная внутренняя баллистика влекла за собой быстрый износ ствола со всеми вытекающими последствиями для кучности огня. Начальная скорость снаряда сокращалась от выстрела к выстрелу в буквальном смысле слова. Картину довершало низкое качество боеприпасов, еще больше увеличивающее рассеяние снарядов. Вкупе со слабой выучкой личного состава это привело к тому, что за две мировые войны линкоры Италии, похоже, ни разу не попали снарядом в корабль противника (под вопросом лишь одно попадание в английский эсминец “Maori” 22.3.1942 г.). Хронический дефицит топлива в 1940-1943 гг. (в базе из 15-дюймовок не постреляешь!) лишь частично извиняет итальянских артиллеристов.

Схемы бронирования некоторых типов линкоров, сечение по миделю.

А на сегодня, пожалуй, хватит. ;-) Продолжение обязательно следует.

Автор публикации

не в сети 10 часов

CommanderAM

Комментарии: 126Публикации: 29Регистрация: 07-11-2016

Отправить ответ

13 Комментарий на "Линкоры. Часть вторая. Европейские традиции"

Войти с помощью: 
Сортировать по:   новые | старые | популярные
Bes
Админ

Раз уж темка “зашла” – продолжаем высмеивать данного автора. Новостей всё равно других нет.

Kettenkrab
Участник

А смысл высмеивать данного автора?
ИМХО его статья не более объективна чем предыдущий цикл про японские эсминцы, у автора которого явственно горела срака от англосаксонцев, что портило хороший материал.

Umbaretz
Редактор
TauKion
Участник

Я об говорил когда аффтар поносил амерские ТК превознося молотофф

ArdRaeiss
Участник

В случае орудий 38cm/52 SK С/34 компьютерная программа на основе формулы M79APCLC дает аномальный участок пробития горизонтальной защиты ЛК «Scharnhorst» над машинами на дистанции от 14,2 до 14,7 км. Уменьшаем толщину верхней палубы до 38 мм, ничего другого не меняя. Беспристрастный компьютер свидетельствует — при меньшей суммарной толщине аномально близкое пробитие исчезло!

О, да… читал я уже это произведение искусства, в том числе и эту часть про “беспристрастный компьютер”! Что компьютер посчитал только модель, в него программистом вложенную, которая сама по себе является только предположением создателя(причём только отдельно итерации его предположений) – то автор текста старательно предпочитал не заметить.

bf_heavy
Участник

Его эмпирические формулы FACEHARD для гетерогенной и M79APCLC для гомогенной брони в настоящий момент представляются наиболее точными. По крайней мере, они учитывают наибольшее количество факторов.

при этом, фугасный, 12 дюймовый снаряд, на скорости 387,5 м/с, встречаясь с 6 дюймовой, цементированной, крупповской плитой, установленной с углом 25 гр, пробивает ее навылет и улетает целым, в поля, на километр…

Umbaretz
Редактор

Так вот из чего оплоты 20 армат навылет прошибают!
Разгоняется ещё, небось, при этом?

NewLander
Участник

Наркоманию в тексте наблюдаю я, о юный копипастер!
Как можно сперва рассказывать о том, что кроме как для “Ямато” вертикальная броня “Насморков” в ближке была уязвима для чуть менее чем никого, а потом говорить, что ближка для “Насморков” (“заточенных” под хуевую погоду и малые дистанции боя – о чем тоже сказано) – заведомый слив и им надо бы пальнуть от синей линии и включить съебатор?
Ну, CommanderAM девочка, ну еб твою мать!
P.S. Хинт на Alt + 0176 по-прежнему актуален.

Umbaretz
Редактор

Просто ты шизофазию недостаточно прокачал.
Олсо, сам чо-нить напиши, чо ты как это.

bienelly
Участник

По содержанию ничего нового. Бисмарк, как и всё немецкое, переоценён, Ришелье, как и всё французское, недооценён, а до макаронников никому нет дела, что вполне справедливо.
По подаче – очень много сухих цифр, мало выводов и конкретики. Всё подряд читать не интересно, через абзац-два кое-как ещё.

ArdRaeiss
Участник

Там среди сухихи цифр ещё есть какие-то совершенно левые, полученные оценками да рассчётами без рефлексии “а это вообще то? а посчитано то правильно?”.

wpDiscuz
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
Вверх