Крейсера пр. 68-бис “Свердлов”. Часть 2. Человек против Тигра.

Крейсер пр. 68-бис “Дмитрий Пожарский”, 1970-е годы

Сравнив крейсера проекта 68-К и 68-бис с иностранными легкими крейсерами довоенной постройки и послевоенными американскими «Ворчестерами» (“Вустерами”), мы до сих пор игнорировали столь интересные послевоенные иностранные корабли, как последние британские артиллерийские крейсера типа «Тайгер». Сегодня мы поговорим и о них.

Надо сказать, что англичане изрядно затянули процедуру создания своих последних артиллерийских крейсеров. Всего в годы войны было заказано восемь кораблей типа «Минотавр», представлявших собой несколько усовершенствованный вариант легких крейсеров типа «Фиджи». Три первых «Минотавра» были достроены по первоначальному проекту, причем головной из них был в 1944 г. передан канадскому флоту под названием «Онтарио», еще два пополнили списки Королевского флота. Постройка остальных крейсеров вскоре после войны была заморожена, а два корабля, находившихся на ранних стадиях строительства – разобраны, так что к концу 40-х годов британцы имели на плаву три недостроенных легких крейсера этого типа: «Тайгер», «Дефенс» и «Блэйк».

HMS Tiger

Англичане, в полной мере ощутившие слабость зенитного вооружения собственных крейсеров во время Второй мировой войны, тем не менее не хотели ограничиваться созданием крейсеров ПВО со 127-133-мм калибром. Такие корабли, по их мнению, были слишком слабы как для морского боя, так и для обстрела побережья, а потому решено было вернуться к разработке универсальной тяжелой артсистемы. Первая такая попытка была предпринята еще до войны, при создании легких крейсеров типа «Линдер», но оказалась неудачной. Выяснилось, что башенные установки, сохраняющие ручные операции при заряжании, не будут в состоянии обеспечить приемлемую скорострельность, а создание полностью автоматических артсистем, способных заряжаться на любом угле возвышения, было за пределами имевшихся тогда технических возможностей. Во время войны британцы предприняли вторую попытку.

В 1947 г. британцы собрались достраивать крейсера с 9х152-мм универсальными орудиям и 40-мм «Бофорсами» в новых установках, затем проект многократно подвергался изменениям и в итоге, на момент ввода в строй легкий крейсер «Тайгер», располагал двумя 152-мм установками Mark XXVI. Каждая из них имела две полностью автоматических пушки 152-мм/50 QF Mark N5, способных развивать скорострельность (на ствол) 15-20 выстр./мин и очень высокой скоростью вертикального и горизонтального наведения, доходящего до 40 град./с. Для того, чтобы заставить шестидюймовую пушку работать с такими скоростями, пришлось существенно увеличить массу башенной установки – если двухорудийные 152-мм башни «Линдера» весили 92 тонны (вращающаяся часть), то двухорудийная универсальная Mark XXVI – 158,5 т, притом, что защита башни обеспечивалась всего лишь 25-55 мм броней. Поскольку при скорострельности 15-20 выстр./мин стволы орудий разогревались чрезвычайно быстро, британцам пришлось предусмотреть водяное охлаждение стволов.

Схема 2-х ствольной автоматической 152-мм башни HMS Tiger

По всей видимости, именно англичанам удалось создать первую в мире вполне удачную корабельную универсальную 152-мм установку, хотя имеются упоминания о некоторых проблемах в ее эксплуатации. Однако общеизвестно, что универсальность – путь компромиссов, и 152-мм пушка Mark N5 не стала исключением. Фактически англичане были вынуждены свести ее баллистику к американской 152-мм Mark 16: при весе снаряда 58,9-59,9 кг она обеспечивала начальную скорость всего 768 м/с (Mark 16 – 59 кг и 762 м/с соответственно). В сущности, британцам удалось то, что не смогли сделать американцы на своих «Ворчестерах», но нельзя забывать, что англичане завершили свою разработку на 11 лет позднее.

Второй зенитный калибр британских «Тайгеров» представляли три двухорудийных 76-мм установки Mark 6 весьма выдающихся характеристик – ее скорострельность составляла 90 снарядов весом 6,8 кг с начальной скоростью 1036 м/с на ствол, при этом стволам также требовалось водяное охлаждение. Дальность стрельбы достигала рекордных для 76-мм пушек 17 830 м. Автор не имеет информации о проблемах с эксплуатацией этой артсистемы, но вызывает некоторое удивление тот факт, что ни на каких иных кораблях Королевского флота она не использовалась. Управление огнем осуществлялось пятью директорами с РЛС тип 903 каждый, причем любой из них мог осуществлять наведение как на надводную, так и на воздушную цель. При этом каждая 152-мм или 76-мм установка имела собственный директор.

Что касается защиты, то тут легкие крейсера типа «Тайгер» соответствовали все тому же «Фиджи» – 83-89 мм бронепояс от носовой и до кормовой 152-мм башни, в районе машинных отделений поверх главного – еще один 51 мм бронепояс, толщина траверзов, палуба, барбеты – 51 мм, башни, как уже было сказано выше – 25-51 мм. Крейсер имел стандартное водоизмещение 9 550 т, энергетическую установку мощностью 80 000 л.с. и развивал 31,5 узла.

Схема крейсера пр. 68-бис

 

Схема HMS Tiger

Сравнивая крейсер проекта 68-бис «Свердлов» и английский «Тайгер», мы вынуждены констатировать, что вооружение британского корабля значительно современнее советского и принадлежит уже к следующему поколению морской артиллерии и систем управления огнем. Боевая скорострельность советской 152-мм пушки Б-38 составляла 5 выстр./мин (на учебных стрельбах залпы должны были следовать с двенадцатисекундным интервалом), соответственно, в минуту крейсер типа «Свердлов» мог выпустить из своих 12 орудий 60 снарядов. Британский крейсер имел всего 4 ствола, но при скорострельности 15 выстр./мин мог за минуту выпустить все те же 60 снарядов. Здесь необходимо дать небольшое пояснение – максимальная скорострельность британской пушки составляла 20 выстр./мин, но дело в том, что фактическая скорострельность все же ниже предельных значений. Так, например, для башенных установок МК-5-бис советских крейсеров указывается максимальная скорострельность 7,5 выстр./мин., но на практических стрельбах с нее «спрашивается» в 1,5 раза меньше, т.е. 5 выстр./мин. Поэтому можно предполагать, что реальная скорострельность британских шестидюймовок все же ближе к 15, но никак не к максимальным 20 выстрелам в минуту.

Отечественная РЛС «Залп» (по две на крейсер проекта 68-бис) и СУО главного калибра «Молния-АЦ-68» обеспечивали ведение огня только по надводным целям. Правда, предполагалось, что зенитным огнем 152-мм артиллерии можно будет управлять при помощи ПУС «Зенит-68-бис», предназначенной для управления 100-мм установками СМ-5-1, но достичь этого не удалось, отчего зенитный огонь “завесами” велся по таблицам. В то же время британские директоры с РЛС тип 903 выдавали целеуказание как по надводным, так и по воздушным целям, что, безусловно, позволяло управлять зенитным огнем британских шестидюймовок многократно эффективнее. Это не говоря уже о том, что углы вертикального наведения и скорость наведения на цель британской установки кардинально превосходила таковые у МК-5-бис: советская башенная установка имела максимальный угол возвышения 45 град, а английская – 80 град, скорость вертикального и горизонтального наведения у МК-5-бис всего 13 град, у английской – до 40 град.

И, тем не менее, в дуэльной ситуации ««Свердлов» против «Тайгера»» шансы на победу советского крейсера значительно выше, чем у «англичанина».

Безусловно, огромное впечатление производит тот факт, что легкий крейсер «Тайгер», имея всего лишь четыре ствола главного калибра, способен обеспечить ту же огневую производительность, как и «Свердлов» с его 12 пушками. Но этот факт никак не скроет то, что во всем остальном британская шестидюймовка соответствует американской 152-мм «старушке» Mark 16. А это означает, что возможности «Тайгера» абсолютно ничем не превосходят 12 шестидюймовых орудий американского «Кливленда» и даже уступают ему в огневой производительности, потому что американские пушки были скорострельнее советских Б-38. Но, как мы уже анализировали в предыдущих статьях, дюжина советских 152-мм Б-38 давала советским крейсерам существенные преимущества в дальности и бронепробиваемости перед и американскими, и более мощными английскими 152-мм артсистемами. Ни американские крейсера, ни “Тайгер” не могли вести эффективный огневой бой на дистанции в 100-130 кбт, потому что предельная дальность стрельбы их пушек составляла 123-126 кбт, а эффективная дальность стрельбы – процентов на 25 ниже (менее 100 кбт), так как на близких к предельным дистанциям рассеивание снарядов чрезмерно велико. В то же время советская Б-38 с ее рекордными ТТХ обеспечивала надежное поражение цели на дистанциях 117-130 кбт, что подтверждено практическими стрельбами. Соответственно, крейсер типа «Свердлов» может открыть огонь существенно раньше британского крейсера, и не факт, что вообще даст тому приблизиться к себе, так как по скорости он превосходит «Тайгер», хотя и незначительно. Если же «Тайгеру» повезет и он сможет сблизиться с советским крейсером на дистанцию эффективного огня своих орудий, то преимущество все равно остается за «Свердловым», поскольку при равной огневой производительности кораблей, советские снаряды имеют большую начальную скорость (950 м/с против 768 м/с), а, соответственно, и бронепробиваемость. В то же время защита советского крейсера существенно лучше: обладая бронепалубой той же толщины и бронепоясом на 12-20% толще, «Свердлов» имеет в разы лучше защищенную артиллерию (175-мм лоб, 130 мм барбет против 51 мм у «Тайгера»), бронированную рубку и т.д. Более мощные пушки при лучшей защищенности и равной огневой производительности обеспечивают крейсеру проекта 68-бис очевидное преимущество на средних дистанциях боя. И, разумеется, не совсем «честный» аргумент – стандартное водоизмещение «Свердлова» (13 230 т) на 38,5% больше такового у «Тайгера» (9 550 т), отчего крейсер проекта 68-бис имеет большую боевую устойчивость просто в силу того, что он крупнее.

Схема 3-х ствольной 152-мм башни МК-5-бис крейсеров пр. 68-бис

(Из книги «Крейсера Холодной войны» В.П. Заблоцкий. М. Яуза. Эксмо. 2008)

Таким образом, советский крейсер в артиллерийской дуэли превосходит британский, несмотря на то, что артиллерийское вооружение последнего значительно современнее. Что же касается возможностей ПВО, то здесь, казалось бы, следует засвидетельствовать очевидное и многократное превосходство английского крейсера, но… Не все так просто.

Весьма интересно сравнить советскую 100-мм установку СМ-5-1 и английскую 76-мм Mark 6. При простейшем арифметическом расчете получается совершенно безрадостная для отечественных крейсеров картина. Британская 76-мм «спарка» способна за минуту отправить к цели 180 снарядов весом 6,8 кг каждый (по 90 на ствол) т.е. 1224 кг/мин. Советская СМ-5-1, за то же время делая 30-36 выстр./мин 15,6 кг снарядами (по 15-18 на ствол) – всего лишь 468- 561 кг. Получается форменный апокалипсис, одна единственная 76-мм артустановка британского крейсера выстреливает в минуту практически столько же металла, сколько и три бортовых СМ-5-1 советского крейсера.

Но вот ведь незадача, в описании 76-мм творения «сумрачного британского гения» указываются совершенно странные цифры – боекомплект непосредственно в башенной установке составляет всего 68 выстрелов, а подачные механизмы, которыми снабжено каждое орудие, способны обеспечить подачу всего лишь 25 (двадцать пять) снарядов в минуту. Таким образом, за первую минуту стрельбы 76-мм «спарка» сможет выпустить не 180, а всего лишь 118 снарядов (68 выстрелов из боеукладки + еще 50 поднятых механизмами перезарядки). Во вторую и последующие минуты боя ее скорострельность не превысит 50 выстр./мин (25 выстрелов на ствол). Как же так? Что это за ужасный конструкторский просчет такой?

Но можем ли мы упрекать британских разработчиков в неумении складывать «2+2»? Вряд ли – конечно, в 50-х годах прошлого столетия британская наука и промышленность уже не первые в мире, но все же до уничижительного «Верблюд – это лошадь, сделанная в Англии» еще очень далеко. Скорострельность английской 76-мм Mark 6 действительно составляет 90 выстр./мин на ствол. Но это вовсе не значит, что она способна ежеминутно производить 90 выстрелов из каждого ствола – от этого она просто перегреется и придет в негодность. За первую минуту она сможет выпустить по 59 снарядов на ствол – короткими очередями, с перерывами. Каждую последующую минуту она сможет давать короткие очереди общей “емкостью” не более 25 снарядов на ствол – очевидно, во избежание перегревания. Это, конечно, не более чем предположение автора, и уважаемый читатель сам для себя решит, насколько оно может быть верно. Однако следует отметить еще и вот что: феерическая баллистика британского орудия достигнута в том числе очень высоким давлением в канале ствола – 3 547 кг на см2. Это выше, чем у отечественного 180-мм орудия Б-1-П – у него было всего лишь 3 200 кг/см2. Неужели кто-то всерьез рассчитывает, что в 50-х годах можно было создать артситсему с такой баллистикой и способностью вести длительный огневой бой длинными очередями со скорострельностью 1,5 выстр./с?

Впрочем, вне зависимости от причин (опасность перегрева или непроходимая альтернативная одаренность конструкторов установки) мы можем лишь констатировать, что фактическая скорострельность британской Mark 6 значительно ниже арифметического расчета по паспортному значению скорострельности. А это значит, что за 5 минут огневого боя советская СМ-5-1, делая 15 выстр./мин на ствол (ей-то ничего не мешает вести огонь продолжительное время с такой интенсивностью), способна выпустить 150 снарядов весом 15,6 кг или 2340 кг. Трехдюймовая «англичанка» за те же 5 минут выпустит 318 снарядов весом 6,8 кг или 2162,4 кг. Иными словами, огневая производительность советской и британской установок вполне сопоставима, с небольшим преимуществом советской СМ-5-1. Но советская «сотка» бьет значительно дальше – ее снаряд летит на 24 200 м, английский – 17 830 м. Советская установка стабилизирована, а вот как с этим вопросом обстояли дела у британской спарки – неизвестно. «Англичанка» имела снаряды с радиовзрывателями, но ко времени вступления «Тайгера» в строй у СМ-5-1 они имелись тоже. И в итоге мы приходим к тому, что, несмотря на всю свою продвинутость и автоматичность, британская 76-мм Mark 6 все же уступала по боевым возможностям одиночной советской СМ-5-1. Осталось только вспомнить, что на крейсерах типа «Свердлов» стояло шесть СМ-5-1, а на британских «Тайгерах» – всего лишь три.

Возможно, конечно, что индивидуальные директоры СУО для каждой британской установки обеспечивали лучшее наведение, чем два СПН-500, управлявших стрельбой советских «соток», увы, автор статьи не располагает информацией для сравнения отечественной и британской СУО. Тем не менее, хотелось бы напомнить уважаемым любителям западной техники, что артиллерийское вооружение британских надводных кораблей оказалось почти бесполезным против атак аргентинских самолетов (даже примитивных легких штурмовиков) – а ведь во время Фолклендского конфликта английскими «стволами» управляли куда более совершенные радары и СУО, чем то, что стояло на “Тайгере”.

Интересно, кстати, что массы Mark 6 и СМ-5-1 различаются незначительно – 37,7 т Mark 6 против 45,8 т СМ-5-1, т.е. в части весов и занимаемого пространства они сопоставимы, хотя можно предположить, что «англичанка» требует меньшего расчета.

HMS Tiger

Итак, мы пришли к тому, что ПВО-возможности 152-мм артиллерии легкого крейсера «Тайгер» многократно превосходят таковые у главного калибра кораблей проекта 68-бис, но при этом 76-мм британский «второй калибр» очень уступает советским «соткам» «Свердлова» и в качестве, и в количестве. Как же сравнить общие возможности ПВО этих кораблей?

Можно предложить достаточно примитивный способ – по огневой производительности. Мы уже рассчитали таковую на пятиминутный бой для 76-мм британской и 100-мм советской установок. Английская 152-мм двухорудийная башня способна за минуту выпустить 30 зенитных снарядов весом 59,9 кг каждый, т.е. 1 797 кг в минуту или 8 985 кг за 5 минут, соответственно две такие башни за то же время выпустят 17 970 кг. Прибавим к этому массу снарядов трех 76-мм «спарок» – 6 487,2 кг и получим, что в течение 5 минут интенсивного боя легкий крейсер «Тайгер» способен выпустить 24 457,2 кг зенитных снарядов. Шесть СМ-5-1 советского «Свердлова» имеют меньшую огневую производительность – вместе они выпустят 14 040 кг металла. Можно, конечно, возразить, что автор сравнивает возможности кораблей при стрельбе на оба борта, а вот в случае отражения атаки с одного борта подавляющее преимущество окажется у британского крейсера, и это правда: две 76-мм установки и 2 152-мм башни за 5 минут выпустят 22,3 т металла, а три советских СМ-5-1 – всего лишь чуть больше 7 тонн. Однако следует помнить, что те же американцы и тогда, и много позднее стремились организовывать воздушные атаки с разных направлений, подобно знаменитым «звездным» налетам японцев во Второй мировой и логичнее будет все же рассматривать именно такую (а не «однобортную») форму воздушной атаки.

А еще не надо забывать вот о чем: по дальнобойности советская «сотка» СМ-5-1 опережает не только 76-мм, но и 152-мм британские артустановки. Подлетное время на средних дистанциях 100-мм снарядов ниже (поскольку выше начальная скорость), соответственно есть возможность быстрее корректировать огонь. Но еще до того, как вражеские самолеты войдут в зону поражения СМ-5-1, они будут обстреляны главным калибром «Свердлова» – практика учений показывает, что советские 152-мм пушки успевали дать 2-3 залпа по мишеням типа ЛА-17Р, имеющим скорость от 750 до 900 км/ч. А кроме того, у советского крейсера имеются еще и 32 ствола 37-мм зенитных автоматов, которые хотя и стары, но все же вполне смертоносны для приблизившегося на дистанцию огня самолета противника – ничего подобного у английского «Тайгера» нет.

Все вышесказанное, конечно, не обеспечивает советскому крейсеру превосходства или хотя бы равенства в возможностях ПВО, но нужно понимать – хотя британский «Тайгер» имеет преимущество по данному параметру, оно не абсолютно. В части ПВО британский легкий крейсер превосходит корабли проекта 68-бис – возможно, на десятки процентов, но отнюдь не на порядки.

В целом же можно говорить, что легкие крейсера «Свердлов» и «Тайгер» сопоставимы по своим возможностям, за небольшим преимуществом советского корабля. «Свердлов» крупнее и имеет большую боевую устойчивость, он лучше бронирован, чуть более быстроходен и имеет преимущество в дальности хода (до 9 тыс. морских миль против 6,7 тыс.). Его возможности в артиллерийском бою против надводного противника выше, но против воздушного – ниже, чем у британского крейсера. Соответственно, можно констатировать, что за счет применения более современных (в сущности, можно говорить о следующем поколении) артиллерии и СУО, англичане смогли сделать сопоставимый со «Свердловым» крейсер в существенно меньшем водоизмещении – все же «Тайгер» почти на 40% меньше.

Но стоило ли оно того? Ретроспективно можно утверждать – нет, не стоило. Ведь что, в сущности, произошло? И СССР, и Великобритания после войны испытывали потребность в современных артиллерийских крейсерах. Но СССР, взяв проверенную технику, к 1955 г. достроил 5 кораблей проекта 68-К, заложил и сдал флоту 14 крейсеров 68-бис, тем самым создал основу надводного флота и «кузницу кадров» океанского ВМФ будущего. При этом в СССР не пытались внедрить универсальные шестидюймовые «суперпушки», а разрабатывали принципиально новое морское оружие.

Крейсер пр. 68-бис “Александр Невский”, 1983 год, Атлантика

А что сделали англичане? Потратив время и деньги на разработку универсальных крупнокалиберных артсистем, они ввели-таки в строй три крейсера типа «Тайгер» – в 1959, 1960 и 1961 гг. соответственно. Они действительно стали вершиной артиллерийского дела, но при этом не имели ощутимого превосходства над построенными ранее «Свердловыми». А самое главное – они и не являлись его аналогами. Головной крейсер проекта 68-бис вошел в строй в 1952 году, за 7 лет до головного «Тайгера». А спустя каких-то 3 года после того, как «Тайгер» вступил в строй, флоты США и СССР пополнили ракетные крейсера «Олбани» и «Грозный» – и вот они-то имеют куда больше оснований считаться ровесниками британского крейсера, нежели «Свердлов».

Возможно, если бы англичане меньше времени и средств уделили своим чисто артиллерийским «Тайгерам», то их крейсера УРО типа «Каунти» (переклассифицированные впоследствии в эскадренные миноносцы) не выглядели бы столь ущербно на фоне первых советских и американских ракетных крейсеров. Впрочем, это уже совсем другая история…

 

 

Крейсер “Свердлов”, 1953 год, Спитхедский рейд

 

Автор публикации

не в сети 38 минут

CommanderAM

Комментарии: 169Публикации: 30Регистрация: 07-11-2016

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Войти с помощью: 
wpDiscuz
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
Вверх